Художественная гармония

Художественная гармония — категория, способствующая выявлению целостности и совершенства произведения, она определяется через "актуализацию принципа гармонии в материале искусства". Материал поэзии — язык, поэтому изучение гармонии поэтических текстов, в первую очередь, должно быть основано на изучении языка.

Гармоническая организация поэтического текста — это такое соотношение всех языковых и неязыковых элементов, которое приводит его к непрерывности (слитности, непроницаемости), имеющей эстетическую значимость. Гармоническая организация — основа художественной формы, непосредственно связанная с содержанием, координирующая все языковые средства художественного текста как его содержательные компоненты на горизонтали, вертикали, глубине, ведущие все элементы к целостности, единству. Поэтический текст определяется нами как сложное, управляемое множеством законов сплетение всех элементов, феноменологически заданное существование языка, руководимое гармонической организацией, находящее конкретное выражение в понятиях склада, ткани, фактуры. Это многомерная система, структурно (относительно) закрытая и семантически открытая, имеющая форму наслоения, характеризуется возможностью внутренней саморегуляции, реализует гармонические возможности в параметрах горизонтали, вертикали и "глубины".

В создании гармонии художественного текста используются разнообразные средства, и, говоря о гармонии, мы, в первую очередь, имеем в виду вертикальную внутреннюю структуру текста, основанную на гармонических вертикалях, образуемых посредством симметричной вариативной повторяемости элементов текста. При этом в качестве единицы гармонической организации, с помощью которой образуется гармоническая вертикаль в художественном тексте, используются как языковые единицы, так и звуковые скопления, сегменты речи. Говоря о гармонии и понимании ее Лейбницем, Ж. Делез настаивает на вертикальном ее строении и не раз напоминает о термине "предустановленная гармония", который является важным для понимания барочного текста Лейбница: "В выражении "предустановленная гармония" слово "предустановленная" не менее важно, нежели "гармония". Гармония является предустановленной дважды: в силу каждого выражения и каждого выражающего, которые зависят только от собственной спонтанности или интериорности; и в силу общего выражаемого, образующего согласованность между этими выразительными спонтанностями. Лейбниц как бы оставил нам важное сообщение об общении: не сетуйте па то, что у вас недостаточно общения, его всегда достаточно, ибо это постоянная и предустановленная величина в мире, это достаточное основание. Наиболее обобщенной данностью является то, что вертикальная гармония аккордов подчиняет себе гармонию горизонтальную, горизонтальные линии мелодии. Последние, очевидно, не исчезают, но подчиняются некоторому гармоническому принципу". Общее соотношение элементов гармонической организации создается с помощью таких композиционных приемов, как контраст форм, частей, внутренних и внешних структур, элементов текста.

Для барокко идея контраста особенно актуальна. М. Н. Лобанова отмечает парадоксальность самого понятия равновесия, единства и цельности в барокко — это равновесие, единство и цельность антитезы. Попытки объяснить барокко как стиль и поэтику гармонии недостаточны, недостаточны и попытки объяснить барокко как стиль и поэтику дисгармонии: "Единство барокко обретается в осмыслении противоречий, гармония обнаруживается в конфликтности. Логика барокко основана на систематизации асистемного. Барокко унаследовало принцип антитетичного контраста от древней традиции... но только оно наделило его универсальностью. А в музыке именно в эпоху барокко контраст был открыт и возведен в закон стилеобразования, соотношения жанров, архитектоники, динамики, организации времени в разнообразных практиках. Этот же принцип стал основой соотношения аффектов и темпераментов, изображенных в многочисленных формах. Антитетичность главенствовала в барочной поэтике на всем протяжении эпохи. То, что барокко распространило принцип антитезы на мир и искусство, сообщает этой культуре неповторимое своеобразие. Здесь мы находим еще один "разрыв времен" при внешней связи с длительной традицией, еще одно преобразование старого, при котором меняется его стилевая функция и обретается новое качество эпохи".