Свадьба в Нижегородской губернии Ветлужского края Макарьевского уезда

В Нижегородской губернии свадьбы играют большей частью зимой, и начинаются они, как обычно, со сватовства.

Самое же сватовство обыкновенно происходит таким образом: отец жениха, посоветовавшись с женой и сыном, приглашает с собою в ту деревню, в которой живет невеста, ближайшего род­ственника или, если родственники бедны, богатого однодеревенца и идет с ним к отцу невесты (в своей деревне, по родственным и другим причинам, редко устраиваются свадьбы). Там они оста­навливаются в доме какого-либо родственника со стороны отца невесты или вообще своего знакомого и просят его или жену его сходить к отцу невесты и сделать предложение: не пожелают ли они выдать свою дочь замуж. Отец невесты обыкновенно тотчас не отказывает отцу жениха, даже если иногда и не желает выда­вать свою дочь замуж, а идет к нему для переговоров. В этом случае он придерживается известной поговорки «сват не сват,— добрый человек». Иногда, впрочем, дело устраивается в первую же поездку, а к другому отцу приходится съездить раза два или три, прежде чем он окончательно решится на сватовство, причем обык­новенно отговаривается тем, что сначала надо посоветоваться с матерью, родными и самой невестой.

Когда все они насоветуют выдать невесту замуж, объявляют отцу жениха, чтобы приезжал окончательно свататься. При этом, если невеста потребует жениха посмотреть, привезут и же­ниха. Он сходит в «беседку», посмотрит на невесту и невеста на него, спросит, согласна ли она за него выйти замуж; та скажет: «Сватайся к родителям, я против их воли не пойду», - и начинается формальное сватовство. Отец жениха со своей женой и родствен­никами отправляются к отцу невесты, входят в избу, их сажа­ют в передний угол. Затем будущие сватья, после довольно про­должительных разговоров, совершенно не идущих к делу, начи­нают вести речь и о деле. Эта речь обыкновенно ведется так: женихова родня говорит, что у них есть покупатель, у тех товар, и не согласятся ли они продать свой товар; говорят, что товар их молод, необходим в хозяйстве, не запасся еще одеждой и т. п., и в конце концов дело ладится.

Порешив насчет товара, т. е. невесты, родители ее начинают высказывать условия, на которых они согласны выдать свою дочь замуж. Условия эти заключаются в «выговоре» столовых денег, которые женихов отец должен выдать перед свадьбой отцу невесты. Выговор этот простирается от 10 до 50 и более рублей, смотря по состоянию тех и других родителей. Кроме денег, выговаривается еще известное количество пшеничной муки, говядины, солода для невестиной родни; если же невеста очень бедна и не имеет задубленого или суконного полушубка, то отец ее выговаривает и этот полушубок; равно речь идет и о дарах, т. е. всякому ли свою родню дарить или жениху — и ту и другую.                                                                                             |

Покончив все эти щекотливые разговоры, засвечивают перед образом свечку и молятся; после молитвы родители подают друг другу руки («бьют по рукам»), посторонний человек разнимает их. Назначают и время свадьбы. В это время отец жениха спрашивает своего нового свата, приезжать ли с гостинцами и будет ли вечеринка (накануне свадьбы)? Тот соглашается. Редкий из них не соглашается, причем обыкновенно говорит: «У меня дочь не кошка — со стола не спихнем ее; тоже двадцать лет она работала у меня, — неужели и стола (вечеринки) не выработала». Да и неудобно было бы ему отказать в вечеринке; после в семействе мужа стали бы корить его дочь: «Какой у тебя батька: и вечерники не сделал». Между тем как совершится рукобитье, невеста, поклонившись отцу и матери в ноги и сев за перегородку, тотчас же начинает причитать, или, по местному выражению, «выть».

  • Исполать, мои приятели,
  • Что заправдалися приятели
  • Отдать меня, младехоньку,
  • Во те, да во чужи люди,                                                                                             ;
  • Ко чужому отцу-матери.
  • Уж да в вас, мои приятели,
  • Вся правдушка солгалась,
  • И вся сложность оказалась.
  • Без меня, да молодехоньки,
  • Не два солнышка светить будет,
  • Не два солнца обогреют вас;
  • Не корабль к вам и на дворе взойдет,
  • Не сундук казны откроется...

По окончании этого причитания мать невесты идет к подругам и приглашает их к своей просватанной дочери. Те долго ждать себя не заставляют и, собравшись наскоро, идут к своей подруге-невесте. На пути они поют песни. Определенных песен на этот раз нет; ноют, какую надумают.

Выслушав песню своих подруг, невеста просит своего отца и братьев, если они есть, запрячь для них ворона коня и прока­тить их вдоль улицы широким». Те исполняют ее просьбу. После катанья девушки снова ноют песни в доме невесты.

Девушек угощают, затем они расходятся и в другой раз приходят к своей подруге-невесте уже не званы, а когда им взду­мается. Уезжает домой и отец жениха в самом веселом располо­жении духа. Невеста остается одна среди своих близких родных.

Незадолго до свадьбы родственницы жениха приезжают к не­весте с гостинцами и передают эти гостинцы матери невесты. Гос­тинцы эти состоят из конфет, пряников, орехов и сладких пирогов с черникой, малиной, изюмом и т. п. Всех приезжих сажают за стол и начинают угощать, пли, но местному выражению, честить.

 Гости разъезжаются и в другой раз приезжают к невесте уже накануне свадьбы. В тот день утром невеста обыкновенно со­зывает своих подруг и просит их истопить для нее баню. Те исто­пят и ведут ее в баню с песнями. В руках в это время они несут веник, увязанный бантиками. Ваню обыкновенно выбирают где-нибудь подальше от села или деревин, чтобы большее простран­ство пройти им с песнями. В это время чаще других слышится следующая песня:

  • Туман, туман при долине,
  • Лист широкий на малине;
  • Петь пошире на дубочке;
  • Манил молодец девочку.
  • Не свою манил, чужую,
  • Пойдет девка, поцелую.
  • Зачем чужу целовати.
  • Тоску к сердцу придавати...

В бане девушки моют и парят свою нодругу-невесту тем раз­украшенным веником и при этом нередко щиплют, причем спраши­вают: как жениха зовут. При одевании невеста воет:

  • Как оставьте-ка, сударыни,
  • Меня в той бане жаркой,
  • Чтобы прошла такая славушка,
  • Что умерла-де красна девушка
  • Во той, во бане жаркой.

Придя в дом, она просит своих подруг причесать ей голову:

  • Как заплетите-ка, сударыни,
  • Мою косу русую;
  • Как вплетите-ка, сударыни,
  • Разноцветну алу ленточку.

Подруги исполняют ее просьбу. Она благодарит их за баню жаркую и сажает за стол обедать. Сама же сидит возле стола и ничего не ест, только причитает:

  • Кушайте, мои сударыни,
  • Не дожидайтесь, мои милые,
  • Чтоб честила я вас, потчивала.
  • Надо б мне, мои сударыни,
  • Стоять, да на резвых ногах,
  • И честить вас пуще, потчивать,
  • Чтоб не сердились вы, не гневались,
  • На меня, на молодехоньку.
  • На меня, на зеленёхоньку.

По выходе из-за стола она просит их не оставить ее  и кла­няется им в ноги. Подруги уходят. В тот же день сестры, тетки и другие родственницы со стороны жениха приходят или приезжают к невесте с пирогами и дожидаются там приезда жениха, который на вечеринку приезжает вместе с отцом и матерью. На вечеринку отец жениха обыкновенно привозит и условленный «выговор» за невесту, состоящий из денег, муки, шубы и проч., а жених приво­зит своей невесте платок, ситцу на сарафан, башмаки и т. п. В свою очередь и невеста его одаривает — рубашкой, штанами и поясом. Иногда она дарит его отца с матерью: отцу дарит утир­ку (полотенце), а матери — рукава. Отец за подарок невесты пла­тит ей от 1 до 2 рублей. На вечеринку обыкновенно собираются и девушки, которые постоянно поют песни и в своих песнях нередко «срамят» жениха.

  • Твой жених не хорош, не пригож —
  • На горбу роща выросла;
  • В этой рощице грибы ростут,
  • Грибы ростут березовые;
  • В голове же мышь гнездо завила;
  • В бороде деток вывела.

А когда жених даст девушкам денег, продолжают:

  • Твой жених и хорош и пригож;
  • Его кудри наложение;
  • Черные брови наведения,
  • Ясны очи, как у сокола;
  • Его щеки — что твой маков цвет,
  • Его губы — что твой мед сотовой.

Около полночи все гости разъезжаются и расходятся с вечерин­ки. Уходят и девушки. Снова приходят к невесте-подруге утром, в самый день свадьбы, в то время, когда топится печь. Тут из прес­ного теста они делают пирог – короваец с начинкой. Втыкают в тот пирог пять лучинок и лучинки эти тоже покрывают тестом, а на середнюю или верхнюю лучинку сажают поросенка, сделанного тоже из теста; в рот этого поросенка всовывают соломинку; на по­росенка прилепляют пастуха из того же теста и дают этому па­стуху в руку мочало или нитку в виде кнута. Когда пирог испечет­ся, его вынимают из печи, втыкают в него прутики с сучками, обвешивают эти прутики разноцветной бумагой и увешивают лен­тами, так что из-за этих лент теста совершенно не видно, кроме по­росенка и пастуха. Пирог этот подают за обедом после венчания.

Между тем как в доме невесты, в день брака, с самого раннего утра занимаются стряпней, в доме жениха приготовляются ехать за невестой. Снаряжается поезд из родственников жениха. Поезд называется малым, когда он состоит из двух или трех пар, и большим — когда состоит из семи, десяти и более пар. В каждом поезде непременно участвует дружка. Дружка этот выбирается из родственников и из посторонних лиц. Большею частью, впрочем, приглашают особого специалиста по этой части. Специальность же его состоит в том, чтобы он всегда находился, что к чему ска­зать и что когда сделать. Без этого лица не делается ни од­ной свадьбы. Свои речи и прибаутки он, как наследство, передает сыну или другому какому-либо ближайшему родственнику и всегда неохотно говорит об этом ремесле своем, доставляющем ему, кро­ме небольшого вознаграждения, почет на свадебном пиру. Дружки на свою профессию смотрят вообще как на какое-то свя­щеннодействие и всегда исполняют свое дело с особенною важ­ностью и серьезной физиономией, кроме особых случаев.

Когда же поезжане, родственники женихова отца соберутся в его доме для поезда за невестой, причем каждый из них привозит и передает ему каравай хлеба, — все садятся за стол. Им подают «варево», и они начинают есть. За столом вместе с ними сидит и жених, но он ничего не ест, хотя перед ним лежат и хлеб, и лож­ки. За первым варевом следует второе варево. Потом подают лап­шу. Лишь только поезжане хлебнут лапши по три ложки, дружка кладет на блюдо с лапшой каравай хлеба, разрезает его на четы­ре части и говорит: «Кститесь и вставайте». (Отсюда поговорка «из-за лапши женятся»). Все встают. Дружка  продолжает: Есть ли здесь Иван Михайлыч и Феодосия Лазаревна (отец да мать жениха)? Встаньте на резвы ноги, покажите ясны очи; в очи я вижу, погибели не чаю, обоих величаю. У меня, у дружки, ноги с подходом, руки с подносом, сердце с покором, язык с приговором, голова с низким поклоном. Я, дружка, чашу наливаю, Спаса призываю; примите чашу для любья, кушайте для здоровья; будьте после чаши многолетны . Умели вы своего сына вспоить, скормить, на резвы ноги поставить; умейте, родители, под окошко стать, чистое благословенье дать – ехать жениться.

Между тем в ожидании поезда с женихом к родителям невесты собираются все званые родственники, и каждый из них тоже при­носит нм в подарок каравай хлеба, а сама невеста сидит со своими .подругами и по обыкновению причитает:

  • Выйди-ка, братец-батюшка.
  • На улицу широкую;
  • Погляди-ка вдоль улицы широкой,
  • Как не едут ли чужие люди.
  • Ты возьми-ка, братец-батюшка.
  • В обе руки но топорику,
  • Заваляй ка путь дороженьку.
  • Чтобы не пройти им, не проехать
  • К нашему, да широкому двору.

Дружка едет впереди, за ним весь поезд, все въезжают на двор. Па дворе у крыльца их встречает отец и мать невесты с хле­бом-солью. Жених получает от них благословение, так же, как и от своего отца и матери родной. Потом родители невесты пригла­шают их войти в избу, причем сами они идут впереди, за ними дружка, за дружкой жених, за женихом весь поезд. Между тем как происходит эта церемония, невеста, окруженная своими под­ругами, сидя в кутнике, под полатями или за перегородкой, при­читает...

При входе в избу гости не садятся, а  дружка ведет такую речь: «Взъехали мы на ваш княженецкий двор по вашему приказанию, — благословите нашего князя новображного и на княженецкое место сесть». Отец невесты отвечает: «Бог благосло­вит». Затем  дружка  продолжает: «Просим покорно нашим коням задать корма: хлеба печеного, а нет хлеба печеного — овса молоченого; нет овса молоченого — сена кошеного; нет сена коше­ного - соломы яровой; нет соломы яровой ржаной; нет ржа­ной соломы — и так постоят, только просим приставить к ним караульщика, чтобы все было сохранно в вашем доме чест­ном».

После того дружка, у которого всегда «ноги с подходом, руки с подносом, сердце с покором, язык с приговором» и который всегда наливает «в чашу стекляную питье медвяно», продолжает так ора­торствовать: «А ехал я чистыми полями, быстрыми реками, уезд­ными городами; мне сказали: у вас в избе висят занавески, и за этими занавесками сидит невестка; как бы мне на эту невестку посмотреть: обута ли она, оболочена ли (одета ли); есть ли у ней на ногах сапожки, на руках рукавички; надета ли на ней лисья шуба? Мне бы ее везти — да руки-ноги не обморозить, бело личико не попортить».

Дружка идет к невесте в кут под полати причем столпив­шейся в избе публике говорит: «Отшатитеся (посторонитесь), же­лудки, пузырь ползет; как бы мне маленьких ребят не помять, старых старушек не поранить,  на молодых тетушках шубки не изорвать; после станут дружку бранить-ругать: «Экой, скажут, дружка, экой пес» . Дружка идет назад к крестному отцу же­нихову. Тот кладет на тарелку немного медных денег. Девушки, увидя медные деньги, говорят дружке: «У нас невеста белая». Дружка снова идет к крестному отцу, который на этот раз кладет на тарелку серебряную монету. Между тем невеста причитает своим подругам:

  •  Не бросайтесь, милые подруженьки,
  • Вы на пиво пьяное,
  • На матушку золоту казну...

Но девушки на этот раз изменяют ей — берут деньги. После измены своих подруг невеста всю надежду возлагает на брата, который выводит ее из кута или из-за перегородки и ведет к столу. В это время все гости встают и опрастывают место возле жениха.

Брат ее садится возле жениха, а около себя сажает сестру-невесту. Его потчуют осыпают разными насмешками, надевают бабью кичку (род повойника), но он все это стоически переносит и сдается только тогда, когда крестный отец жениха даст ему выкуп за невесту (не менее рубля). Между тем его сестра-невеста продолжает:

  • Не сдавайся, братец-батюшка,
  • За стакан да пива пьяного,
  • За рюмочку да зелена вина.
  • Пиво пьяное запойчиво,
  • Зелено вино разборчиво.
  • Не сдавайся, братец-батюшка,
  • На ту да золоту казну;
  • Золота казна обманчива...

В конце песни брат ея, получив деньги, сажает свою сестру рядом с женихом, за что в это время она его и укоряет.

 Жених берет ее за руку ; в это же время он обыкновенно старается подложить под себя конец ея шубы, для того, чтобы «волю ея прижать». Между тем невеста снова воет:

  • Погляди, моя родимая,
  • Что от печки от кирпичныя,
  • От залавка бслолипова,
  • Через брусики лежачие,
  • Через скамьи-то стояния,
  • Через столики дубовые,
  • Через тех, да через добрых людей,
  • Через скатерти все браиыя,
  • Через яствица (кушанья) сахарная,
  • Через питья все медвяныя.
  • На меня, да молодехоньку:
  • Нарядно ли я наряжена,
  • Возле ровни ли посажена,
  • Что не ровня добрый молодец,
  • Не ровня, не верстаниичек,
  • Хоть годами-то не старее —
  • Умом-разумом исправнее.

Жених ведет невесту за руку на двор. На дворе ее отнимают от него подруги будто бы для перевязки. Дружка идет выручать невесту, но отходит от девушек с носом. Тогда он берет с собой жениха. Жених дает им за нее деньги, и они выдают ему невесту, заставив наперед назвать ее по имени и отчеству. После этого же­них сажает ее в сани. Но и здесь девушки не дают ему покоя. Они всячески стараются помешать ему усадить свою невесту и хватают ее за одежду, за руки, за ноги и проч., и если жених ока­зывается при этом малосильным, то смеются над ним. Между тем дружка в это время с хлебом, с солью  три раза обходит во­круг поезда, отталкивая посторонних зрителей в сторону. Затем поезд выезжает из ворот и, отъехав небольшое пространство, оста­навливается. Дружка едет назад к невестину отцу. За ним ка­раульный затворяет ворота. Он входит в дом и от лица жениха приглашает отца, мать и прочих родных с невестиной стороны в гости к жениху.

Самый поезд происходит в таком порядке. Впереди едет дружка, за дружкой жених с крестным отцом, за женихом невеста со свахой и братом-ямщиком, а за невестою весь поезд. Доро­гою невестин брат или в сторону куда-нибудь своротит, или выва­лит невесту в снег. Дружка каждый раз обязан к нему подъехать и угостить его. причем весь поезд останавливается.

 Весь поезд обыкновенно едет в дом невесты. Отец и мать невесты встречают молодых у крыльца  с хлебом-солью .

Затем все идут в избу, — сначала отец и мать, за ними жених с невестой, дружка, за дружкой весь поезд. Дружка сажает всех за стол и говорит: «Нет ли у тебя, сват, другой избы — молодых увести, да на стол собрать и покормить — они есть хотят. Да и моему храброму поезду на стол собери; наш тысяцкий пить-есть хочет, и большой боярин (дядя жениха), и меньшой боярин (тоже ближайший родственник жениха) есть хочет, и сваха, и свахин повозник и лагунник (едущий позади всех за поездом), да и я, дружка, с поддружьсм пить-есть хотим.

Молодых уводят обедать в другую избу или за перегородку; все поезжане садятся за стол и когда выхлебают одно кушанье, дружка говорит: «Повары-яворы, переменяйте яства сахарны». После всех кушаиьев девушки подают свой изукрашенный лентами пирог. Дружка спрашивает стряпку: «Стряпонька-поварихонька, сама ли ты нарушишь (разрежешь) эту яствицу или лам прика­жешь?»— «Не мое дело, — отвечает стряпка, — спросите о том девок». Дружка обращается к девушкам. Те дозволяют свою яствицу нарушить, но просят «краешки озолотить, а середочку осеребрить». Тысяцкий платит им за пирог от 20 до 50 и более копеек. Затем дружка приступает к срезыванию верхней корки пирога, причем: он должен остерегаться не уронить на стол ни одного бантика, иначе за свою неловкость девушки на него накинутся, наденут кичку и сильно сконфузят. Когда гости немного поедят начинки этого пирога, дружка опять накладывает на пего верхнюю корку ж и передает стряпке. Этот пирог доедают девушки, а лучинки с бантиками уносят с собой домой и хранят до чьей-либо новой свадьбы.

После разукрашенного пирога стряпка подает простой пирог, не помазанный маслом и ничем не начиненный. Подача его на стол означает окончание обеда. Все встают и благодарят хозяев к за хлеб, за стол в «заезжем деле». После обеда молодых сажают за стол вместе с гостями. Дружка встает и держит такую речь: «Вставайте и благодарите здешнего хозяина; (обращаясь к отцу молодой): сватушка, теперь время ночное: мы боимся ехать одни, дай нам провожатых». Сват сбирает провожатых, своих сродников, которые и едут к жениху в том же порядке, как и от венца, причем сродники невесты сдут позади сродников же­ниха. На дворе отец и мать жениха встречают новобрачных с хлебом-солью и благословляют . Все входят в избу. Дружка , обращаясь к отцу и матери, говорит: «О чем вы нам кучи­лись (просили), о чем кланялись, то мы устроили и обделали; только в том виноваты, что вы нас посылали за девицей, а мы привезли вам молодицу». Ему отвечают:   «Покорнейше благо­дарим».

Затем, по приглашению хозяев, все садятся за стол. Сваха приносит сундук с дарами, дружка  выкликает, кого сначала следует дарить, и подходит к свахе с тарелкой. Та кладет ему на эту тарелку дары указанному лицу, которому дружка и передает этот дар. После первого лица дарят второе, третье и т. д. После выдачи даров все садятся за ужин . После ужина моло­дых уводят в особую избу или в сенник спать. Званые гости оста­ются ночевать в доме молодого, причем их шумный говор и весе­лые песни слышатся далеко за полночь.

Утром  молодой  едет звать к себе в гости тестя и те­шу, которая у себя в доме кормит его блинами. Затем он забирает дундук своей жены с имуществом и вместе с тестем и тещей едет домой. Вечером в тот день бывает так называемый красный стол, за которым происходит «поцелуй». Стол ставят ссреди избы. Впе­реди  сажают отца и мать молодого, рядом с ними, на другой лавке — отца и мать молодой. Возле них садятся по лавкам все приезжие. Молодой со своей женой стоит у стола. Отец це­лует свою молодую сноху и дает ей денег, которые кладет в блюдо, находящееся на столе. Если свекор богатый, то дает 10—20 руб­лей, а если бедный — то 1—3 рубля. После свекра молодая  подходит к свекрови , целует ее и тоже получает от нее или деньги или какой-нибудь подарок вроде платка, сарафана или кички. . Всем она кланяется, всех целует и от всех получает деньги. Иногда эта процедура повторяется до трех раз, и молодая собирает денег от 30 до 50 и более рублей, смотря по состоянию родителей и всех поезжан. Деньги эти поступают в пользу мо­лодых.

Наконец все гости разъезжаются, и крестьянская жизнь пойдет обыденным порядком.