«Страна Муравия» — поэма о жизни народа

Самое значительное произведение поэтического эпоса в эти годы — поэма А. Твардовского «Страна Муравия» (1936)—по­вествование о становлении социалистического сознания крестья­нина, о крушении индивидуалистического, собственнического на­чала в душе трудового человека. Используя романтическую форму сказочного путешествия, поэт заставляет своего героя Никиту Моргунка, крестьянина-середняка, бросить семью и хозяйство и отпра­виться в путь в поисках призрачного счастья — «Страны Муравии», — где сохранилась бы у него своя, собственная земля:

  • Посеешь бубочку одну,
  • И та — твоя.
  • И никого не спрашивай,
  • Себя лишь уважай.
  • Косить пошел — нокашивай,
  • Поехал — поезжай.

Безымянный

Широкого обобщения достигает Твардовский в обрисовке по­беды колхозного строя, в поэтической картине колхозной де­ревни.

Значение поэмы выходит далеко за пределы так называемой кол­хозной тематики. «Страна Муравия» — поэма о жизни народа в один из важных этапов ее развития.

  • Нет - , никогда как в этот год,
  • В тревоге и борьбе,
  • Не ждал, не думал так народ
  • О жизни, о себе...

Поэма показывала не только крестьянина-собственника, убедив­шегося в правде колхозного строя, но и социалистическое преобра­зование страны. Перед нами проходит галерея образов, нарисован­ных с большой поэтической силой и жизненной правдой: больше­вика Андрея Фролова, председателя колхоза, потомственного бед­няка и героя гражданской войны, середняка Никиты Моргунка, кулаков, попа-«отходника»; на страницах поэмы встают картины дружной работы колхозников, прочного колхозного быта и обни­щавшей «единоличной» разоренной деревни Острова. Молодой поэт, рисуя жизнь в ее революционном развитии и используя при­емы романтической поэзии, глубоко раскрыл правду социалистиче­ской действительности.

К жанру баллады и поэмы обращались в эти годы поэты раз­личных поколений. В поэме «Победитель» (1937), посвященной памяти Николая Островского, воссоздавая замечательный образ писателя-коммуниста, К. Симонов говорил о его преданности пар­тии и народу, мужестве и несгибаемой воле, честности и глубокой человечности.

Героизм Островского, человека-победителя, его выкованное в боях. Уменье жадно за жизнь держаться и отдавать, когда нужно, ее... — поэт стремился передать всему молодому поколению, пришедшему на смену старым бойцам. В концовке поэмы К. Симонова звучит Прямое предупреждение о растущей военной опасности, о новых сражениях за Родину, к которым должны быть готовы советские люди:

  • Ты слышишь, как порохом пахнуть стали
  • Передовые статьи и стихи?
  • Перья штампуют из той же стали,
  • Которая завтра пойдет на штыки!

Героический образ-пример встает и в других поэмах К. Симо­нова: «Ледовое побоище» (1938), «Суворов» (1939). В историче­ском прошлом народа, в образах великих русских полководцев Александра Невского и Суворова поэт находит мотивы и черты, созвучные современности и близкие основной теме его творчества. Напоминая о героическом прошлом народа, поэт подчеркивал преемственность его воинских традиций. Он создал выразитель­ные картины последнего суворовского похода, когда русские сол­даты, преодолев неприступную вершину Сен-Готарда, показали всему миру беспримерное мужество, твердость, выносливость и упорство.

Идеи социалистического гуманизма, высокие качества несгибае­мых талантливых русских людей, народные истоки искусства рас­крывал в своих балладах молодой, безвременно погибший Дмитрий Кедрин, поэтическое дарование которого сразу заметил А. М. Горь­кий. Его «Кукла» — баллада о девочке, которую комсомольцы вы­рывают из пьяного страшного быта, проникнута волнующей чело­вечностью, во имя которой, по слову поэта,

  • Надрывался Дзержинский,
  • Выкашливал легкие Горький,
  • Десять жизней людских
  • Отработал Владимир Ильич.

Четкие по поэтическому рисунку исторические баллады Кед­рина — «Зодчие» — о народных художниках, безжалостно Ослеп­ленных Иваном Грозным, «Конь» и др. — воспевали народ как ге­роя истории и творца русской культуры.

Исторические и историко-революционные мотивы звучали в поэзии предвоенных лет А. Суркова, А. Прокофьева, С. Щипачева, П. Васильева и других. К историко-революционной теме в эти годы обратился И. Сельвинский, тяготевший к поэтическому эпосу, к большой драматургической форме в стихах. Его трагедия «Рыцарь Иоанн», начинавшая широко задуманную драматургическую три­логию, посвященную становлению характера русского человека, говорила о движении поэта к социалистическому реализму, хотя созданный им романтизированный образ Ивана Болотникова не во всем отвечал исторической правде.

Безымянный2

Вторая мировая война между тем все ближе подходила к ру­бежам СССР. В боевой схватке у Халхин-Гола, в финской кампа­нии 1939 г., в освобождении западных областей Белоруссии и Украины, продолжая боевые традиции гражданской войны, при­нимали активное участие многие поэты — Н. Тихонов, А. Сурков, С. Щипачев, А. Безыменский, А. Твардовский, А. Прокофьев, К. Симонов и другие. Их работа во фронтовой печати была боевой проверкой готовности советской поэзии к грядущей грозной борьбе с фашизмом. Песни и стихи поэтов, написанные на фронте, помо­гали воевать советскому солдату. В поэзии создавался образ совет­ского человека, выходящего на защиту построенного им социали­стического общества.

И как завет советским поэтам — «чтобы Маяковского облик ве­селый сквозь гущу веков продирался всегда» — зазвучала опубли­кованная в 1940 г. поэма Н. Асеева «Маяковский начинается». Один из друзей и соратников Маяковского, Асеев, стремился воссоздать в своей поэме живой облик поэта большого сердца и страстных творческих исканий, раскрыть могучую его натуру, его горячий, полемический темперамент и революционный запал, вер­ную любовь поэта к Родине социализма, яростную ненависть к ее врагам.

Так советская поэзия 30-х годов, развиваясь в разнообразных проявлениях единого метода социалистического реализма, достигая высокого художественного мастерства, решала сложные творческие проблемы, поставленные перед ней социалистической действитель­ностью. При отдельных просчетах и идейно-художественных сры­вах бесспорным новаторским вкладом советской поэзии 30-х годов в мировую поэзию был новый образ лирического героя и образы героев ее лучших поэм, в которых запечатлелись черты характера гражданина социалистического общества. С этими достижениями она подходила к новой своей задаче — помочь советскому народу в его смертельной схватке с воинствующим фашизмом.