Повествование писателя-большевика о событиях и делах в романе «Как закалялась сталь»

Как уже было отмечено выше, поиски типических образов ге­роев нашего времени выдвигали перед писателями проблему фор­мирования характеров в условиях революции. При этом в центре внимания были образы активных борцов против старого, неуто­мимых строителей нового.

Идеи активного гуманизма, развиваемые советской литерату­рой, связывают лучшие качества человека с его участием в обще­ственно-революционной деятельности, в социалистическом созида­нии. Маркс писал о том, что «упразднение частной собственности означает полную эмансипацию всех человеческих чувств и свойств...»

С победой социализма связано многогранное развитие личнос­ти, ее духовной жизни, ее моральных качеств. Этот процесс роста людей, изменения характера человека под влиянием коллектива, участия в революционной борьбе и трудовой деятельности был запечатлен в образах, о которых шла речь выше. Но с особен­ной силой эти процессы отражены в романах «Как закалялась сталь» Н. Островского и «Педагогическая поэма» А. Макаренко, которые с полным основанием можно назвать романами воспитания характеров. И хотя в одном случае речь идет о формировании характера в самом ходе борьбы и труда, а в другом — о сознатель­ном педагогическом воздействии, эти книги принципиально близки между собой: и у Макаренко, и у Островского жизнь и труд яв­ляются решающими факторами воспитания человека. Сближает эти романы и то обстоятельство, что авторы их широко использо­вали автобиографический материал, но использовали не как мему­аристы, а как художники, применяющие свое право на вымысел и обобщение. В этом отношении их книги развивают традицию Фурманова.

15

Роман «Как закалялась сталь» возник как повествование писателя-большевика о событиях и делах, в которых самое активное, непосредственное участие принимал он сам. Но произведение не сводилось к описанию собственной жизни Н. Островского и его собственного опыта.

«...Я хочу, чтоб в книге была не моя биография, а биография молодого рабочего-революционера. Я беру свою жизнь и жизнь тех парней, которых я знал, и даю ее в тех условиях, в которых нам приходилось жить и сражаться» — говорил Н. Островский о замысле своего романа и резко возражал против трактовки его ро­мана как биографического документа.

Книга Островского — это книга о герое нашего времени, на­писанная на основе творчески преображенной биографии автора.

Роман был создан в необычайно трудных, невыносимо тяже­лых условиях: писатель потерял зрение, тяжелая болезнь лишила его способности двигаться. Только страстное желание не отсту­пать перед, казалось бы, непреодолимыми трудностями, благород­ное стремление быть полезным в коммунистическом воспитании молодежи могли привести к завершению этого произведения. Ве­личие духа нового человека, его мужество и безграничная предан­ность коммунизму ярко выражены в облике самого Н. Островского-писателя.

«Как закалялась сталь» — книга о рождении новой индивиду­альности, нового человека, кровно связанного с народом, активно борющегося за освобождение человечества от капиталистического рабства, за счастье людей на земле. Островский с огромной худо­жественной убедительностью раскрывает силу социалистического сознания, черты героического характера, сложившегося в огне революции. «Человек делается человеком, если он собран вокруг ка­кой-нибудь настоящей идеи, — говорил Островский, — тогда чело­век живет не по частям... а единым целым». Эта «собранность» вокруг единой идеи— идеи коммунизма — и определяла нравствен­ную силу героя романа. Павел Корчагин стал для советских людей, и в первую очередь для молодежи, образцом поведения, живым примером жизни и труда».

Безымянный

Героические черты Корчагина и всех тех, с кем он идет в од­ном строю, вызваны к жизни, сформированы самим процессом борьбы. В романе отражены важнейшие этапы истории Советской страны, являющиеся и этапами развития характера героя. Герой-воин становится героем-строителем, и в эпизодах его биографии во­площено то общее, что характеризовало комсомольцев первого по­коления. Этой молодежи присуще постоянное стремление к расши­рению своего кругозора, к пополнению знаний, стремление глубоко разобраться в происходящем, понять смысл событий. В жизни и борьбе ее направляют закаленные в революционной борьбе боль­шевики— первый председатель подпольного волостного ревкома столяр Долинник, матрос Федор Жухрай, член РСДРП с 1915 г., подпольщик Токарев и другие.

Образы героев романа многогранно отражают черты героиче­ского народа. Особенно отчетливо выступает эта особенность ро­мана в массовых сценах, к которым постоянно обращается Остров­ский. Батальные картины, рейд на Житомир, бой под Львовом, сцены строительства железнодорожной ветки в невиданно труд­ных условиях, партийно-комсомольское собрание, дающее отпор вражеской вылазке троцкистов, «ленинский рабочий призыв», праздничная демонстрация на польской границе — все эти массо­вые сцены органически связаны с судьбами действующих лиц романа.

Душевный мир человека, все силы которого «отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества», рас­крыт в романе во всей своей красоте. Но впервые годы революции самоотверженное участие в этой борьбе было ложно понято Пав­лом как необходимость отказа от всего личного в жизни. И лишь когда самозабвенное служение народу, общественное сливается с личным в его душе, он становится подлинным большевиком. Ост­ровский внутренне полемизирует с теми образами коммунистов-аскетов, с тем представлением о жертвенном характере служения революции, которые встречались еще в некоторых произведениях 30-х годов.

В романе политическое содержание образов выступает в нераз­рывном единстве с их высоким этическим содержанием, идейная сознательность героев неотрывна от высокой морали, подлинной че­ловечности.

Темы любви и товарищества проходят через весь роман, начиная со встреч Павки с Тоней до его отношений с Таей — женой и другом. Женские образы — Риты Устинович, Анны Борхард и другие — озарены светом моральной чистоты новых чело­веческих отношений.

С другой стороны, образы врагов революции, врагов партии связаны с суровым осуждением эгоизма, безнравственности, гряз­ного отношения к женщине. В романе раскрыта органическая связь между политическим вредительством и двурушничеством и мораль­ным разложением в быту (Дубава).

«Как закалялась сталь» — это первая книга молодого и неопыт­ного писателя; тем поразительней сила правдивого изображения жизни, которой он добился. Разнообразны применяемые им спо­собы реалистического письма. Повествование ведется в различных интонациях в соответствии с раскрытием тех или иных сторон жизни. Героико-романтическим пафосом насыщен рассказ о муже­ственной революционной борьбе народа в годы гражданской войны; лиричны зарисовки родной природы, сцены, изображающие заро­ждение юношеской любви; гневным презрением проникнуты стра­ницы о мещанстве, о собственническом индивидуализме, обо всем чуждом и враждебном рабочему классу; сатирические ноты от­четливо звучат в обрисовке врагов и изменников. Островский вводил в ткань повествования индивидуальный портрет и массо­вую сцену, публицистический комментарий исторических событий и лирические отступления, дневниковые записи и живой диалог.

Под влиянием статей А. М. Горького о литературном языке Островский уже после выхода первого издания вновь вернулся к роману, тщательно отредактировал его, освободив от диалектизмов и жаргонных слов. И хотя, разумеется, не все образы написаны с той же силой и выразительностью, как образ Павла Корчагина, хотя иногда писатель не показывает событий, а только рассказы­вает о них, эти отдельные недочеты не лишают художественной убедительности и произведения в целом, и его основного образа, в котором с замечательной силой воплощен героический характер со­ветского народа.

«Роман понравился мне многими сторонами, — писал А. Фа­деев в письме Островскому 28 июня 1936 г., — прежде всего, глу­боко понятой и прочувствованной партийностью, которую я только у Фурманова (из писателей) видел так просто, искренне и прав­диво выраженной; новым введением и чувствованием мира, выра­женными главным образом... в Павле Корчагине, который... всем своим обликом... противостоит молодым людям XIX столетия, так хорошо изображенным в ряде романов русских и иностранных писателей; скажу больше — мне кажется, что во всей совет­ской литературе нет пока что другого такого же пленительного по своей чистоте и в то же время такого жизненного об­раза...»

Книга Островского «Как закалялась сталь» оказала огромное воздействие не только на поколения советских людей, но и на зару­бежных читателей. Она была издана в 23 странах.

Роман оказал влияние и на дальнейшее развитие советской литературы, ибо в нем были успешно решены важнейшие идей­но-творческие задачи изображения типического героя советской эпохи.

О воспитании человека в условиях социалистического общества, в условиях творческого коллективного труда вдохновенно расска­зал А. Макаренко в «Педагогической поэме» (1933—1935), книге, выросшей непосредственно из его собственной педагогической практики и отразившей его богатый жизненный опыт. «Педагоги­ческая поэма» — это поэма всей моей жизни...», — писал автор в письме А. М. Горькому. Если Островский взялся за перо в труд­ные дни, когда болезнь навсегда приковала его к постели, то и Ма­каренко обратился к творческой работе в очень тяжелый для него период. Его противники — реакционные педагоги-лжетеоретики, выдвигая схоластические, оторванные от жизни схемы воспитания, добивались отстранения Макаренко от работы в колонии имени Горького, организатором и руководителем которой он был с 1920 г. Именно в этот момент ожесточенной борьбы за свои педаго­гические убеждения Макаренко взялся за перо, как за боевое оружие.

В «Педагогической поэме», написанной в форме внешне бесхит­ростного, очень искреннего, освещенного большой любовью к лю­дям и мягким, чуть ироническим юмором рассказа организатора колонии, раскрыта сознательно и последовательно осуществляемая практика коммунистического воспитания. Нигде, быть может, в ли­тературе 30-х годов активный социалистический гуманизм не про­тивопоставлен пассивному отношению к человеку так остро и глу­боко, как в «Педагогической поэме». Идея не только возможности, но и необходимости переделки человека, утверждение активной роли социальной жизни в этом процессе, отказ от упования на все­сильную «природу» человека выражены в ней со страстной убе­жденностью.

Своеобразие философской и педагогической концепции «Педа­гогической поэмы» заключается в том, что процесс воспитания юных правонарушителей, вся жизнь колонии рассматриваются в ней в тесной связи с жизнью страны. В письме к Горькому (фев­раль 1935 г.) Макаренко говорил: «Ведь теперь перевоспитываются не только дети... потому, что вся атмосфера, весь тон жизни и от­ношений новые».

«Нужно нового человека по-новому делать» — таков принцип воспитания Макаренко. И этот принцип продиктовал талантли­вому педагогу особый прием, вызвавший восхищение Горького: не «копаться» в прошлой жизни воспитанников, а целеустремленно и непрерывно вести их вперед, поддерживая и развивая в них ростки лучших человеческих качеств и настойчиво раскрывая пе­ред ними перспективы роста. «Давно уже у нас, — писал Мака­ренко, — вывелись разговоры между хлопцами об их уголовных подвигах, всякий новый колонист со стороны всех встречает толь­ко один"интерес: какой ты товарищ, хозяин, работник? Пафос устремления к будущему совершенно покрыл все отражения ушед­ших бед».

Безымянный3

Постепенное создание крепко спаянного коллектива, организа­ция его деятельной, трудовой, творческой жизни составляют сюжет­ную основу романа. Вместе с ростом коллектива растут и отдельные члены его; борьба за каждого человека — это борьба за здоровье коллектива; борьба за коллектив — это борьба за каждого чело­века. Судьба каждого из колонистов в достаточной степени характерна. Так, например, Бурун в начале книги кажется «последним из отбросов, который может дать человеческая свалка». Но как «величественно красив» он в конце «Поэмы» — командир косарей, «маститый, заслуженный Бурун, не впервые водящий вперед рабочие отряды колонии... действительный командир, который знает, кого ведет за собой и куда ведет!». Такой же путь прошли в колонии Карабанов, Волохов, Задоров, Таранец и многие другие.

В «Педагогической поэме», этом гимне во славу коллектива, выражен принцип целеустремленной борьбы за широкие перспек­тивы, открытые перед каждым членом социалистического обще­ства: «Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни яв­ляется завтрашняя радость». Эта завтрашняя радость человека лежит не в узко личной сфере, она теснейшим образом связана с отношением к коллективу: «Чем шире коллектив, перспективы которого являются для человека перспективами личными, тем че­ловек красивее и выше». Человек, воспитанный как полноценный член общества, оказывается вместе с тем и полноценной индивиду­альностью.

Но действительно привлекательные, увлекающие своей беско­нечной широтой перспективы могут возникнуть только на почве созидания, в которое человек вкладывает свои мысли и мечты, свои способности, свой труд. Ощутимые результаты труда, каждый раз открывающие перед человеком возможность новых, еще больших результатов, приносят огромное духовное удовлетворение. Эти ре­зультаты даются лишь при условии, что труд выполняется на­стойчиво, добросовестно, своевременно, дружно. Отсюда — важ­нейший фактор формирования нового человека — труд. Революция, покончив с эксплуатацией человека человеком, превратила труд в источник радости и творчества, в дело чести, геройства. Однако наряду с утверждением романтики и поэзии труда Макаренко трезво подчеркивает и другую его сторону, связанную иной раз с тяжестью, с необходимостью проявлять выносливость, терпение, упорство. Преодоление трудностей во имя интересов дела, интере­сов коллектива становилось также одним из факторов духовного роста личности, превращения эгоиста в полноправного члена со­циалистического общества. Колонисты переходят от простого само­обслуживания до труда общегосударственного масштаба.

Коллективный целенаправленный труд немыслим без созна­тельной дисциплины. Дисциплина раскрывается у Макаренко (как и труд) во всей ее суровой правде, как обязанность человека со­гласовывать свое поведение с требованиями коллектива. Социали­стическая дисциплина является не формой подавления личности, а условием ее морального роста.

Таковы те основные факторы — коллектив, труд, дисциплина, которые делают человека счастливым. Но эти факторы не действуют автоматически. Они направляются умелым воспитателем, вдохновенно делающим доверенное ему дело.

Сущность советского метода «делания» человека Макаренко ха­рактеризовал так: «Как можно больше уважения к человеку и как можно больше требования к нему». Этой верой в человека проникнуто отношение Макаренко к колонистам.

«Видеть хорошее в человеке, — писал автор «Педагогической поэмы», — всегда трудно. В живых будничных движениях людей, тем более в коллективе сколько-нибудь нездоровом, это хорошее видеть почти невозможно, оно слишком прикрыто мелкой повсе­дневной борьбой, оно теряется в текущих конфликтах. Хорошее в человеке приходится всегда проектировать, и педагог это обязан делать. Он обязан подходить к человеку с оптимистической гипо­тезой, пусть даже и с некоторым риском ошибиться. И вот этому умению проектировать в человеке лучшее, более сильное, более ин­тересное нужно учиться у Горького». С этой верой в человека связаны и многие наиболее драматичные повороты сюжета (как, например, эпизод, когда Карабанову доверена крупная сумма де­нег, или эпизод встречи с воспитанниками старого Куряжа). До­верие нередко служит Макаренко средством проверки человека, его способности «выпрямиться», справиться с новым делом, войти в коллектив. Эти своеобразные психологические опыты (не только над колонистами, но и над рядом работников колонии и людей, с которыми колония сталкивалась) придают повествованию необык­новенную остроту.

Дело не в том, что в «Педагогической поэме» часто упоминается имя Горького, что колонисты зачитывались его «Детством», пере­писывались с ним, трепетно ждали его приезда, — вся книга Мака­ренко вдохновлена и пронизана горьковскими идеями о труде, о человеке, о творчестве новой жизни. Макаренко не только учился у Горького: так же, как и Н. Островский, он активно продолжал горьковские традиции.

«...Я крепко верю, что для мальчика в шестнадцать лет нашей советской жизни самой дорогой квалификацией является квалификация борца и человека», — так по-горьковски сформулировал цель воспитания автор «Педагогической поэмы».

Сюжет «Поэмы» построен как последовательная история коло­нии от момента ее основания до «завоевания» Куряжа, которым за­вершается книга. Рисуя историю целого коллектива, автор ставил в то же время задачу «не растерять отдельных людей, не приту­шить их яркости».

Благодаря конкретности изображения характеров в их драмати­ческих столкновениях, мастерству портретов, выразительности речевых характеристик «чудо» преображения человека раскрывается в «Поэме» со всей неотразимой силой подлинного искусства. Осо­бая роль принадлежит в книге образу рассказчика — организатора и руководителя колонии. Повествование от первого лица позволило писателю открыто; в публицистической форме высказывать свои политические и педагогические взгляды, передавать взволнованные раздумья и чувства человека, несущего ответственность за десятки человеческих душ, раскрывать свое отношение к людям и собы­тиям иногда с гневом или горечью, иногда с нежностью или юмо­ром. Макаренко не фиксирует внимания на фактах своей биогра­фии, скупо и лаконично рассказывает о собственных переживаниях («...как-то страшно выворачивать свою душу перед публикой с та­кой щедрой искренностью»), он очень сдержанно говорит о себе. Образ рассказчика в «Поэме» стал типическим образом передового советского педагога, отдающего всю свою жизнь любимому и до­стойному делу воспитания нового поколения.

Лиризм Макаренко проявляется не в авторских отступлениях, а в теплом юморе, который, как большое достоинство, отметил у него Горький. «...Вы... — писал Горький в одном из писем к Мака­ренко, — нашли верный, живой, искренний тон рассказа, в котором юмор Ваш — уместен как нельзя более». Этот жизнелюбивый, иной раз лукавый юмор придает всей поэме оптимистическое зву­чание, отражает атмосферу бодрости, радости, веселья, которой была насыщена творческая жизнь колонии.

Общий тон повествования не нарушается, а дополняется гнев­ными сатирическими нотами, когда Макаренко говорит о людях косных и бездушных, отстаивающих в воспитании формальные, схоластические каноны, или когда он обнажает тяжкие пережитки прошлого в сознании людей.

Являясь подлинным образцом искусства «человековедения», «Педагогическая поэма» вместе с романом Н. Островского отве­чала на важнейший вопрос, поставленный историей перед совет­ской литературой: как происходит рождение нового человека?