Поэт Хорхе Гильен (Jorge Guillen)

Хорхе Гильен (Jorge Guillen, 1893—1978) на протяжении почти тридцати лет был известен как автор одной поэтической книги "Кантико" (Cantico), с 1928 г. трижды (в 1936, 1945 и 1950 гг.) переиздававшейся, каждый раз со значительными дополнениями. С 9-го издания у нее появился характерный подзаголовок — "Жизненное кредо" (Fe de vida). В этом тщательном пересмотре и дополнении книги получил воплощение один из важнейших принципов, положенных Гильеном в основу поэтического труда: поэзия призвана вскрыть нечто устойчивое и вечное в изменяющейся жизни. Путь к этой устойчивости поэт мыслил именно через "очищение" образа от всего случайного, единичного. Эту идею он выразил, воскликнув однажды:

  • О удивительное сгущение!
  • Все розы только одна роза:
  • Полнейшая универсальная сущность.

Здесь таилась опасность сведения всего многообразия реального мира к абстракциям, и Гильен сознавал это. Но от сухости его поэзию спасала присущая ему оптимистическая вера в жизнь и связанное с этим ощущение сопричастности каждого мгновения жизни к существованию вселенной. Каждое существо, каждое явление включает в себя всю вселенную. В этом разгадка многих образов поэта, поначалу кажущихся неясными. Гильен пишет, например: Todo en al aire es pajaro (все в воздухе — птица); это значит, что паряшая в воздухе птица как бы заставляет парить вместе с собой и ветерок, и солнечные лучи, и самый воздух. В том же направлении следует искать глубинный смысл поэтической строки Гильена: EI pie caminante siente la integridad del planeta ("шагающая нога ощущает целостность всей планеты") и др. Пространственные и временные рамки бесконечно расширяются: мгновение оборачивается вечностью, пядь земли — беспредельностью вселенной. Друг Гильена Салинас справедливо указывал на связь подобного мироощущения с уитменовским. И, как у Уитмена, "жизненный энтузиазм" Гильена в конечном итоге покоился на гуманистической вере в человека, в простые человеческие чувства. Вот почему Гильен не принял франкизма, а в годы изгнания создал книгу стихов "Смятение стихий" (Maremagnum, отдельно издана в 1957 г.); в нее он включил цикл "XX век" (Siglo XX) и другие стихотворения об общественной борьбе наших дней, подчеркнув свою антифранкистскую позицию и выразив солидарность с молодежью Испании, борющейся за свободу. Эта книга, как и ее продолжение — сюита элегий о прошлом, о старости и смерти "Чествование" (Homenaje, 1960),— долгие годы находились под запретом в фашистской Испании.