Первый Всесоюзный съезд писателей

Еще в конце 20-х годов в среде работников искусства прохо­дила оживленная дискуссия по вопросу о так называемом «со­циальном заказе». В 1932 г. «Литературная газета» провела среди писателей анкету. Основной вопрос анкеты — совместимо ли искус­ство с социализмом?

Ответы на эту анкету показали, что в ходе социалистического развития Советской страны колебания большинства писателей были преодолены, они единодушно признали плодотворность активного участия художников в социалистическом строительстве для свободного развития искусства. «Если есть писатели, считаю­щие, что искусство несовместимо с социализмом, — отвечал Нико­лай Тихонов, — то эти писатели правы только в одном. Искусство старое, упадочное, индивидуально-анархическое действительно не­совместимо с социализмом».

К началу 30-х годов вопрос о связи искусства с жизнью, о служении искусства интересам борющегося народа, об активном участии в процессах текущей действительности был для подав­ляющего большинства писателей бесповоротно решен.

Безымянный

Первый Всесоюзный съезд писателей отметил, что советская литература выработала новый творческий метод, сложившийся, с одной стороны, на основе критического овладения литературным наследием прошлого и, с другой — на основе изучения опыта стро­ительства социализма и роста социалистической культуры.

«Социалистический реализм, являясь основным методом совет­ской художественной литературы и литературной критики, требует от художника правдивого, исторически-конкретного изображения действительности в ее революционном развитии. При этом прав­дивость и историческая конкретность художественного изображе­ния действительности должны сочетаться с задачей идейной пере­делки и воспитания трудящихся в духе социализма.

Социалистический реализм обеспечивает художественному твор­честву исключительную возможность проявления творческой ини­циативы, выбора разнообразных форм, стилей и жанров»

В это определение метода, сформулированное в Уставе Союза советских писателей, вошли вопросы об отношении искусства к действительности и об общественной роли искусства.

Ведущее место в определении метода советской литературы как специфической формы познания принадлежит принципу жизнен­ной правдивости (правдивое, исторически-конкретное изображение действительности). Именно поэтому метод советской литературы является методом реалистическим (что отнюдь не исключает использования романтики, гротеска, символики в целях изображе­ния и раскрытия жизненной правды и воплощения революционных идей). Термин «реализм» употребляется в этой формулировке в своем самом широком смысле, как характеристика искусства, прав­диво отражающего действительность, а отнюдь не в том более узком литературоведческом смысле, который принят для истори­чески определенного направления в искусстве, особенно развив­шегося в XIX веке.

Опыт революционной борьбы и построения социализма с пол­ной очевидностью доказал плодотворность ленинского принципа партийности литературы, связи искусства с общественной жизнью. Этот принцип находит свое выражение в том, что метод советской литературы определяется в Уставе как реализм социа­листический, т. е. опирающийся на научный социализм, на марксистско-ленинское понимание действительности как постоянно развивающегося процесса революционного развития.

Активная общественная роль искусства, которое еще Черны­шевский определил как «учебник жизни», нашла отражение в под­черкивании задачи воспитания масс в духе социализма.

Одной из существенных особенностей социалистического реа­лизма, как отмечалось на съезде, является органическое сочетание правдивого изображения действительности с романтической окрыленностью, устремленностью в будущее, к высоким общественным идеалам, которые из мечты или утопии стали научно обоснован­ной реальной перспективой. Революционная романтика, понимае­мая как приподнятая, героическая и целеустремленная то­нальность, основана на твердой уверенности в осуществимости вы­соких идеалов коммунизма; она окрашивает лучшие произведения социалистического реализма, начиная с ранних рассказов Горь­кого, и в особенности его романа «Мать», и кончая такими произ­ведениями, как «Разгром», «Педагогическая поэма», «Большевикам пустыни и весны», «Оптимистическая трагедия» и многие другие. Романтика, присущая литературе социалистического реализма, ни­чего общего не имеет ни с прекраснодушными маниловскими меч­таниями, ни с отрывом от суровой жизни и борьбы во имя смут­ных и туманных представлений об идиллическом будущем. Тем более чужда эта романтика тем реакционным направлениям в ро­мантической литературе, которые склонны были идеализировать прошлое. Романтика советской литературы — это суровая роман­тика революционной борьбы, боевых и трудовых подвигов, реаль­ной борьбы за высокие идеалы. Это романтика открытия великих духовных богатств, таившихся в массах и пробужденных револю­цией.