Открытие просторов творчества народных масс и бурный рост советской литературы

Бурный рост советской литературы 20-х годов был одним из проявлений общего культурного подъема молодой Советской рес­публики.

Революция не только открыла простор творчеству народных масс, но и была для него живительной оплодотворяющей струей, поистине «живой водой».

В 1921 г. В. И. Ленин в статье «О работе Наркомпроса» писал:

«Снизу», т. е. из той массы трудящихся, которую капитализм отстранял — и путем открытым, путем насилия, и средствами лицемерия и обмана — отстранял от образования, идет могучий подъем к свету и знанию. Мы вправе гордиться тем, что помогаем этому подъему и служим ему».

Наряду с некоторыми дореволюционными писателями, вышед­шими к этому времени из идейного «тупика», наряду с теми, для кого с первых дней Октября революция оказалась «моей», долго­жданной и чаёмой, в литературу влились новые, свежие силы.

Д. Фурманов и А. Фадеев, В. Иванов и К. Федин, М. Шо­лохов и В. ВиЦневский, Б. Лавренев и Ф. Гладков, В. Катаев и И. Бабель, Л. Леонов и Артем Веселый, Н. Тихонов и В. Луговской и многие, многие другие — все они закалялись в суровой борьбе с белогвардейцами и интервентами, защищая от них рево­люцию. «Они принесли с собой, как простреленные шинели на пле­чах, романтику гражданской войны, героику народа, с отчаянной отвагой разметавшего белые армии» .

«Эти молодые писатели принесли в советскую литературу го­рячее дыхание революционной действительности. Они населили литературу невиданными доселе героями. Они, создавая образы новых героев, назвали и раскрыли новые моральные ценности, ко­торыми обогатила человека революционная действительность. В их произведениях заявил свое право на существование в литературе невиданный еще на ее страницах герой — новый хозяин жизни, но­вый, активный строитель истории».

Свою литературную учебу многие из молодых советских пи­сателей проходили в фронтовых газетах4. Работа в красноармей­ской печати Д. Фурманова, Л. Леонова, А. Фадеева, В. Лебедева- Кумача, Б. Горбатова и других, как и работа в РОСТА В. Мая­ковского, в Югроста — Э. Багрицкого, В. Катаева, идейно фор­мировала их, учила партийности, политической зоркости, ориента­ции на народного, массового читателя, сближала с временем.

«Со своим временем надо чувствовать сращенность и следовать, не отставая, — шаг в шаг» 5, — записывал в своем дневнике в авгу­сте 1921 г. Д. Фурманов.

О том горячем энтузиазме, с которым писательская молодежь, тогда еще впервые прикоснувшаяся к литературе, работала в фрон­товой печати, рассказывает Л. Леонов в статье, посвященной 30- летию Советской Армии:

«То была пора гнева и предельной материальной скудости, но мы были богаче всех: неразменные червонцы юности звенели в на­ших песнях. На восемь человек печатников и ездовых в моей кро­хотной походной типографии приходилось две тачанки, три шинели да кожаная куртка, одна; остальные шли пешком, кутаясь во что придется или даже накрывшись одеялом от морозного сивашского сквозняка. Но нам было тепло, — люди грелись тем зноем, кото­рый несли в себе; его хватало и на то, чтобы отогреть устав­ших...».

Широкое вовлечение писателей в советскую печать характерно и для следующего поколения писателей, продолжавших традицию своих старших современников. «Работник советской печати не про­сто писака, он — строитель социализма», — говорил А. Фадеев в 1926 г. в День печати, подчеркивая всю политическую ответст­венность этого рода писательской деятельности.

Во второй половине 20-х годов зазвучали новые имена советских писателей, книги которых стали любимыми спутниками нашего читателя. Среди них выделялись имена М. Исаковского, А. Кара­ваевой, Б. Горбатова, А. Гайдара, А. Афиногенова, П. Павленко, Ф. Панферова, И. Ильфа, Е. Петрова, В. Катаева и многих других.