Основа искусства нового этапа (20-х годов)

Основой искусства нового этапа (20-х годов) и в тематическом и в жанрово-стилистическом отношении было отражение современной действительности. Сегодняшний и только что прошедший день выступали в искусстве 20-х годов как конкретное завоевание новой, творящейся на глазах современников величайшей в мире истории. Огромный, невиданный опыт гражданской войны, когда обессилен­ная страна разомкнула кольцо 14 держав и вышла победительни­цей из этого неравного поединка, дал не только материал для но­вых произведений, потребовав своего осмысления, но и определил поворот литературы изображению конкретной революционной действительности. Не поэтические декларации, не лирическая па­тетика, не лозунговость стиля, характерные для 17—20-х годов, а обращение к самой жизни, к революционной практике, к историче­ской конкретности становится основой советской литературы на новом этапе.

Эта тенденция уже наметилась и раньше, например, в стихах и поэмах Д. Бедного, в рассказах А. Неверова, в очерках военного корреспондента А. С. Серафимовича. Зорким глазом художника старейший пролетарский писатель разглядел сквозь задымленные махоркой вокзалы, сквозь нетопленные теплушки, сквозь «хаос и разрушение» величавую поступь истории (сборник «Революция. Фронт и тыл»). Но то, что до сих пор было только едва намечавшейся тенденцией, становится закономерностью в творчестве передового отряда советских писателей на дальнейшем этапе.

Для художника социалистического искусства на первый план выступает сама жизнь, познаваемая в революционном развитии, в ее исторической закономерности, действительность, осмысляемая с точки зрения ее социалистического содержания, ее нового ка­чества.

Особое значение приобретает в это время эпос, призванный отразить героику революционных дней.

При всем жанрово-стилевом разнообразии литературы 20-х го­дов тенденция к эпичности, к изображению конкретной и реальной действительности проявилась со всей отчетливостью не только в прозе и драматургии, но и в поэтических жанрах.

Пафос лучших произведений советской литературы, созданных в 20-х годах, — это не только пафос разрушения старого мира, это пафос рождения в напряженной борьбе невиданного еще в мире Советского государства, становления и утверждения, невиданных еще отношений между людьми, созидания советской культуры, новой, социалистической этики. И по мере роста социалистического строительства, государственного творчества, по мере укрепления индустриальной мощи страны во второй половине 20-х годов, по мере решения вопроса «кто — кого» в пользу социализма усиливался созидательный пафос советской литературы. В творчестве совет­ских писателей все большее значение и одновременно все большую историческую конкретность приобретал новый герой — активный деятель и творец истории — советский многомиллионный народ.