Однако изначальное соотношение науки…

Так наука стала искусством познания. Так искусство стало наукой жизни. Однако изначальное соотношение науки и искусства как двух равноправных сторон познавательно-творческой деятельности человека, в нашу эпоху обнаруживает тен­денцию к неравенству. Дело в том, что круг научных по­нятий, которые входят в обиходное мышление современ­ного человека, расширяется куда быстрее и интенсивнее, чем круг его художественно-образных представлений и ассоциаций. Достаточно сказать, что количество ученых в индустриально развитых странах уже сейчас удваивает­ся каждые десять лет.

Известную разобщенность научной и художественной мысли, отсутствие повседневных контактов между учены­ми и деятелями искусств, все углубляющийся разрыв меж­ду их интеллектуальными устремлениями и духовными интересами с тревогой отмечают различные представители культуры. Однако бурное развитие науки само по себе вовсе не отменяет искусства, а их взаимодействие может быть восстановлено и даст свои результаты.

Действительно, при благоприятных общественных си­туациях научные интересы современности естественно проникают в область художественного творчества, опло­дотворяя его новым содержанием, новыми темами, кон­фликтами, коллизиями, задачами. И, конечно, новым ми­ровоззрением. Больше узнав о мире, человек невольно больше узнает о самом себе, становится богаче, сложнее, многограннее. И потому прогрессивные художники на­шего времени так внимательны к достижениям современ­ной научной мысли. Великая научная революция, совре­менниками которой мы являемся, сулит им новые твор­ческие возможности, огромные пласты неосвоенного еще материала, необычные характеры и острые противоре­чия, которые еще ждут своего художественного раск­рытия.

С другой стороны, и наиболее проницательные пред­ставители науки все больше и больше тянутся к искусству, видя в нем помимо возможностей нравственного удовлетворения и источник вдохновения, фактор совершенствования самого процесса мышления.

Практика показывает, что, испытывая на себе благо­творное влияние искусства, мы можем больше понять, больше охватить сознанием. Воздействие искусства со­общает нашему разуму разносторонность, проницатель­ность, гибкость, смелость, ассоциативность, не говоря уже о навыках воображения.

Когда-то Чарльз Дарвин подчеркивал благотворность повседневного воздействия поэзии и музыки на ученого. Он пришел к выводу, что утрата эстетического чувства не только пагубно отражается на нравственных качествах че­ловека, «так как ослабляет эмоциональную сторону на­шей природы», не только «равносильна утрате счастья», но, кроме того, «вредно отражается на умственных спо­собностях».

.