Образцы регионалистской прозы литературы Испании

Социальная база регионализма была достаточно широка и разнообразна; прозу областников поэтому характеризовала пестрота идей и принципов. Но всех этих писателей объединяла любовь к своей "малой родине", интересы которой они ставили выше общенациональных. Вслед за костумбристами регионалисты обращаются преимущественно к современной теме. Важной особенностью их творчества было выдвижение на первый план темы народа, изображение народа носителем высшей нравственности и добродетели.

Регионалистское движение с особой силой охватило юг Испании —Андалузию — и северные, баскские провинции. Андалузия и Бискайя и выдвинули двух крупнейших представителей областнической литературы — Фернан Кабальеро и Антонио де Труэву.

Под мужским псевдонимом Фернан Кабальеро (Fernan Caballero) скрывалась Сесилия Бель де Фабер (Cecilia В6Ы de Faber, 1796—1877), дочь гамбургского негоцианта и консула в Кадисе, известного знатока и поклонника классической испанской культуры.

Творить Фернан Кабальеро начала еще в 20-х годах; уже тогда были задуманы и написаны некоторые повести и романы, опубликованные много позднее. Но активная литературная деятельность ее не продолжалась и двадцати лет. Первый ее роман "Чайка" (La gaviota) вышел на испанском в 1849 г. (писался он по-французски). Сентябрьская революция 1868 г., которую Фернан Кабальеро, преданная монархическим и религиозным идеям, восприняла чуть ли не как свершение самых мрачных пророчеств о конце света, заставила ее замолчать навсегда.

Большую часть своей жизни Фернан Кабальеро провела в Андалузии; здесь же развертывается действие большинства ее новелл, повестей и романов. Разнообразное по жанрам и темам творчество Фернан Кабальеро вместе с тем характеризуется постоянством идей, оценок, кругозора, цельностью мировосприятия. Можно выделить три основных структурных элемента ее прозаических произведений, сочетание которых и составляет своеобразие ее писательской манеры. Первый из этих структурных элементов — фольклорные мотивы. Писательница была великолепным знатоком и ревностной собирательницей андалузского фольклора. Ее сборники народных и детских сказок неоднократно переиздавались в Испании и переводились в других странах. Не удивительно, что фольклорные мотивы составляют весьма существенную сторону ее собственного творчества, придавая ему своеобразный лиризм и задушевность.

Много лет Фернан Кабальеро публиковала также костумбристские зарисовки сельского быта Андалузии. Некоторые ее рассказы, в сущности, и сводятся к тщательно и достоверно нарисованным картинам патриархальных нравов юга Испании. Эти рассказы позднее вошли в сборники "Картины андалузских нравов" (Cuadros de costumbres an-daluses, 1852) и "Картины нравов" (Cu^lros de costumbres, 1861). Но пристальное внимание к быту характерно и для ее повестей и романов. Недаром большинство из них снабжено подзаголовком "роман нравов". Однако и наивные народные предания, и песни, и картины патриархального быта захолустных городков и деревень Андалузии важны для Фернан Кабальеро-романистки не сами по себе, а как своеобразный лироэпический фон, на котором явственней проступают волнующие писательницу конфликты современной действительности, Эти конфликты и составляют третий и центральный структурообразующий элемент ее прозы.

Без преувеличения можно сказать, что все творчество Фернан Кабальеро посвящено прославлению благородства "народной души", понимаемой ею как воплощение наивной, но искренней религиозности, моральной чистоты, привязанности к стародавним обычаям и лояльности в отношении господствующих социальных и политических институтов. Один из примеров подобной идиллии роман "Лето в Борносе" (Un verano еа Bornos, закончен з 1853 г., опубликован в 1855) — рассказ о трогательной любви и счастливом замужестве двух сестер, устоявших против многочисленных соблазнов богатства. Но писательница редко ограничивается подобным идиллическим изображением "народной души", расцветающей на лоне природы. Она предпочитает рисовать трагические последствия столкновений нежных сердец, нравственно чистых, простодушно наивных людей из народа с пороками современного "цивилизованного" общества, в котором, по ее убеждению, воцарились, оказывая развращающее влияние на людей, идеи "материализма", безбожия н социализма.

Поэтика рассказов, повестей и романов Фернан Кабальеро сводится к борьбе идеальной добродетели с пороком, причем добродетелью объявляется следование вековечным устоям нравственности, а пороком — малейшее отклонение от них. Порок в конце концов оказывается наказанным с помощью провидения, хотя добродетель нередко гибнет в неравной схватке.

Так было уже в первом романе писательницы "Чайка". Героиня этого произведения — полудикая рыбачка Марисала-да, прозванная Чайкой и обладающая необыкновенным голосом. В глухом андалузском селении, где она проживала, поселился бедный немец Штейн, врач по профессии. Через несколько лет они поженились, а вскоре после этого по настоянию герцога Альмансы, старого друга Штейна, переселились в Севилью. Здесь Марксалада выступает на оперной сиене и быстро приобретает широкую известность. В вихре успеха она забывает о своих близких, эгоистически предает любящих и преданных ей людей, оказывается причиной, правда невольной, смерти отца. В конце концов она становится свидетельницей гибели своего любовника-тореро и, потрясенная этим, теряет голос и навсегда исчезает со светского небосклона, чтобы, вернувшись в родную деревеньку, стать добропорядочной супругой местного цирюльника.

С различными вариациями аналогичный сюжет присутствует и во многих более поздних произведениях писательницы. Так, в романе "Семейство Альвареды" (La familia de Alvareda, 1849) источником трагедии ее героев становится вторжение в жизнь патриархальной крестьянской семьи корыстных и низменных расчетов. В повести "Одна в другой" (Una en otra, 1849) трогательная идиллия любви сельских Ромео и Джульетты развертывается на фоне злосчастья и бед, постигающих крестьянскую семью, которая также стала жертвой самых низменных чувств и алчности. Дочь разбогатевшего на Кубе с помощью темных махинаций плебея Мария де лас Лагримас гибнет, не в силах перенести навязываемого ей отцом брака по расчету (роман "Лагримас" — Lagrimas, 1850). В романе "Кле-менсия" (Clemencia, 1852) героиня проходит через аналогичные испытания, но в конце концов обретает счастье, соединив свою жизнь с давно любившим ее простым и честным юношей и поселившись в сельской глуши.

Нетрудно заметить, что конфликты в произведениях Фернан Кабальеро неизменно возникают там, где в жизнь вторгаются корысть, безверие, эгоизм, неизменные, по убеждению писательницы, спутники буржуазного прогресса, который разрушает патриархальную идиллию, столь милую сердцу автора. К Фернан Кабальеро вполне применима характеристика, которую дает А. И. Герцен европейским консерваторам этой поры: "Упрямство, что ли, это с их стороны, недостаток понимания или страх перед мрачным будущим смущает их до того, что они видят только то, что гибнет, привязаны только к прошедшему, опираются только на развалины или стены, готовые рухнуться".

Впрочем, вера в божественный промысел позволяет Фернан Кабальеро сохранить убеждение в неизбежности кары господней. Это определяет собой характер развязки во многих ее произведениях. Так, например, в повести "Леди Вирджиния" (Lady Virginia, 1857) знатная англичанка, когда-то бросившая своего ребенка, много лет спустя находит сына, воспитанного бедной, но мудрой и благородной рыбачкой в деревушке близ Кадиса. Но находит, чтобы потерять его вновь и теперь уже навсегда, когда, потрясенный раскрывшимся ему предательством матери, юноша кончает жизнь самоубийством. Писательница, однако, редко удовлетворяется тем, что демонстрирует неусыпную бдительность провидения, карающего порок, она еще и обильно уснащает повествование моралистическими рассуждениями и назиданиями.

Творчество Фернан Кабальеро часто характеризуют как первый этап становления реалистической прозы в Испании XIX в., ссылаясь при этом на точность и достоверность содержащихся в ее романах костумбристских описаний. Но Фернан Кабальеро не удается преодолеть внутренней статичности, свойственной костумбризму, и она пытается лишь компенсировать ее за счет бурно развивающегося внешнего действия. Соединение это оказывается чисто механическим и становится одним из очевидных художественных просчетов писательницы. С другой стороны, контрастность построения романов, резкие, без светотени краски в изображении персонажей, склонность к мелодраматическим ситуациям, пристрастие к экзотическим типам тореро, контрабандистов, добродетельных и злых бандитов и т. п. — все это, несомненно, пришло к Фернан Кабальеро из романтической повествовательной традиции.