Масштабы и интенсивность взаимодействия национальных литератур в советское время

Взаимодействие советских художественных культур ба­зируется на великом чувстве дружбы между народами. Укрепление этого интернационального чувства на основе ленинской национальной политики Коммунистической партии способствовало ликвидации шовинизма, подозри­тельности, недоверия, преодолению национализма, расчи­щало дорогу новому, широкому общению культур.

Все это и обусловило новый характер отношений, небы­валые масштабы и интенсивность взаимодействия нацио­нальных литератур в советское время.

Однако интернациональное единение, сближение куль­тур, при всей его обусловленности успехами социалисти­ческого строительства, есть сложный (особенно в началь­ной своей стадии) и долговременный процесс. Начало ему положено уже в первые революционные годы. При этом не следует забывать, что в период гражданской войны и позже еще существовали реакционные (шовинистические, националистические) тенденции, довольно широко были распространены эстетствующие, антисоциальные настрое­ния среди художников, не преодолена была еще кос­ность, активно заявляли о себе левацкие настроения и прочее, что усложняло братские, равноправные отношения между культурами. Понятно, что контакты представите­лей реакционного крыла национальных литератур, имев­шие целью разобщить революционный лагерь, усилить контрреволюцию, помешать естественному развитию но­вых литератур, решительно отбрасывались новой дей­ствительностью. Плодотворными были связи между твор­ческими силами, которые выражали или склонялись к жизненным тенденциям в становлении советской лите­ратуры.

Исторически сложилось так, что в Центральной России, в ее столицах и других культурных центрах сразу после победы Октября ведется интенсивное новое культурное строительство. Развертывается издательская деятельность. Перед Государственным издательством ставится задача наладить в первую очередь дешевое народное издание классиков. Вскоре были выпущены произведения И. Кры­лова, А. Пушкина, Н. Гоголя, Т. Шевченко, А. Герцена, Л. Толстого, М. Салтыкова-Щедрина, А. Чехова, И. Фран­ко, М. Горького, Янки Купалы, Демьяна Бедного и мно­гих других. Журнал «Вестник литературы», не склонный к преувеличению успехов Советской власти, уже в середи­не 1919 года сообщал, что в свет выпущено около 6 млн. томов произведений классической литературы и, кро­ме этого, 27 названий «Народной библиотеки» тиражом 2,4 млн. экземпляров, что эти издания пользуются хоро­шим спросом.

Намечаются определенные успехи Советской власти и в деле собирания творческих сил, их консолидации на революционной основе. Важную роль в этом играла пе­риодическая большевистская и советская печать, но­вые литературно-научные, художественно-иллюстративные журналы («Пламя», «Творчество», «Вестник жизни», «Путь», «Сирена» и др.). В активную работу включается В. Маяковский, берет на себя заведывание отделом лите­ратуры, критики и искусства в редакции «Известий»

Серафимович. В. Брюсов работает над созданием народ­ных библиотек, возглавляет Литературный отдел Наркомпроса, А. Блок вместе с К. Чуковским, В. Вересаевым и другими писателями включается в работу по изданию классики. А. Луначарский, А. Серафимович, В. Нарбут, Кириллов, И. Садофьев основывают новые журналы, привлекая для работы в них значительное количество литераторов.

В. И. Ленин и его единомышленники последовательно и настоятельно приглашают интеллигенцию к сотрудниче­ству, к новой созидательной работе, поддерживают всячес­кую инициативу в этом направлении. Важное значение в консолидации творческих сил на советской основе имели примеры сотрудничества с новой властью известных дея­телей литературы и искусства. Уже в январе 1918 года, когда многие писатели, художники, артисты, музыканты, ученые еще оторопело взирали на величайший социаль­ный переворот, А. Блок призывает их всем сердцем, всем сознанием слушать революцию, вникать в ее сущность и ход. В мае того же года, отвечая на анкету Союза деяте­лей художественной литературы, в частности на вопрос: «Что сейчас делать?» — он снова подчеркивает необходи­мость для творческой интеллигенции понять историческую неизбежность социалистической революции.

В социально-политической, общественно-культурной си­туации того времени важен был не только призыв к ин­теллигенции, но и творческая, гражданская позиция Л. Блока. Лишь отдельные, «брюзжащие и извергающие бешеную слюну» поэты типа 3. Гиппиус квалифицирова­ли эту позицию как предательскую. Для многих же лите­раторов России, Украины, Закавказья, других районов на­шей страны и за ее пределами восприятие талантливым поэтом величайшей социальной революции как неизбеж­ной и прекрасной возможности «переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым; чтобы лживая, грязная, скуч­ная, безобразная наша жизнь, стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью» было ярким примером, указывающим место художника на крутом повороте истории.

«Двенадцать» А. Блока, «Про землю, про волю, про рабочую долю», красноармейские песни, сатира на белогвардойцев, шуточные стихи Демьяна Бедного, «Ода револю­ции» и «Левый марш» В. Маяковского, лучшие стихи Н. Брюсова, С. Есенина, пролетарских поэтов, очерки А. Серафимовича, Д. Фурманова, а также не менее важное в тот начальный период практическое участие литерато­ров в культурном советском строительстве закладывали основу новой литературы.

Естественно, что в условиях коренной социальной ломки консолидация начиналась с дифференциации, размеже­вания, без чего трудно было прочно организоваться ради построения нового общества, создания его культуры, ли­тературы. Решительно осуждаются реакционеры, саботаж­ники. Тем, кто заблуждался, разъясняется позиция Совет­ской власти, поддерживаются те из честных художников слова, чью близость к новой культуре отрицали пролеткультовцы и футуристы.