Куба и Л. Фюрнберг

Более мажорно, чем в стихах Бехера и Брехта, звучат новые темы в творчестве Курта Бартеля (1914-1967), взявшего псевдоним Куба. Вернувшись из английской эмиграции, Куба стал активистом прогрессивного молодежного движения. Он был одним из первых писателей, пошедших в 40-е годы на народные предприятия («Максхютте Унтервелленборн»), чтобы наладить там культурно-массовую работу. В 1951-1953 годах Куба был Генеральным секретарем Немецкого союза писателей.

Стихи Кубы несут в себе агитационно-песенное начало, они продолжают традиции боевой пролетарской поэзии и народной песни. В его стихах соединены и непосредственный отклик на злободневные события, и раздумья о коренных вопросах эпохи. Одним из самых значительных произведений Кубы является «Поэма о Человеке» (1948), которую он начал еще в эмиграции.

Поэма насчитывает семь частей; она отличается смелой образностью и необычайным сочетанием строгого рифмованного стиха со свободными строфами. Исходным моментом служат тяготы послевоенного времени; идет поиск выхода из хаоса. Куба заглядывает в глубины истории, поэтически осмысляет пути развития человечества, чтобы доказать историческую неизбежность прихода к коммунизму. Лирические интонации сменяются резкой сатирой, элегическая печаль - патетикой гимна:

В доме Ленина

взрастет, могуч и смел, вольный человек Хозяин Мира.

Разнообразный и обширный материал поэмы сплавлен в единое целое страстной личностью поэта. Поэма Кубы вызвала горячий отклик у молодежи.

В 50-х годах Куба ведет творческие поиски в области зрелищных искусств. Он написал сценарий для двухсерийного кинофильма «Дворцы и хижины» (1955), в котором рассказывается о трудном пути крестьян и батраков к социалистическому сельскому хозяйству. Драматическая баллада Кубы «Клаус Штёртебекер» (1959), народное представление в стихах, исполнялась перед десятками тысяч зрителей в Ральсвике на острове Рюген по случаю Недели Балтийского моря.

Штёртебекер, бывший батрак поместья Рушвиц на Рюгене, становится заступником угнетенных от феодалов и городских патрициев; он создает общину «справедливых», в которой люди будут свободны и никто не будет помыкать другим человеком:

Так пусть же в награду дадут пастуху за труд его - стадо, улов - рыбаку, крестьянину - хлеба. Пускай навсегда принадлежат им небо, земля и вода.

Крепкая дружба связывала Кубу с Луи Фюрнбергом. Они познакомились в середине 30-х годов в Чехословакии, куда вначале эмигрировал Куба. Эта дружба возобновилась после того, как Фюрнберг поселился в Веймаре. Когда Фюрнберг умер, Куба завершил начатую Фюрнбергом работу - «Вселенский

гимн», большую историко-философскую поэму о том влиянии, которое оказал на ход истории Великий Октябрь.

В годы изгнания, проведенные Фюрнбергом в Палестине, им были написаны итоговые поэмы «Эль Шат» (создана в 1946 году, опубликована в 1960 году) и «Брат Безымянный» (написана в 1947 году, расширенный вариант - в 1955 году).

Если первая поэма запечатлела в сильных поэтических образах прежде всего общую ситуацию послевоенного времени, то поэма «Брат Безымянный» повествует о противоречиях в духовном развитии самого поэта. Она содержит в себе психологически очень глубокое изображение душевных перемен в человеке, который из тонкого буржуазного лирика превратился в борца, сражающегося за дело рабочего класса, поэтому в период перехода различных слоев населения на антиимпериалистические и социалистические позиции эта поэма имела особенно актуальное значение.

Успехи социалистического строительства в Чехословакии и Германии нашли свое поэтическое воплощение в сборниках Фюрнберга «Странник, идущий навстречу утру» (1951) и «Дивный закон» (1956). В этих книгах соединились агитационное и песенное начало прежних стихов Фюрнберга с глубоким пониманием лучших образцов позднебуржуазной поэзии (Р. М. Рильке), а главное - с личными впечатлениями от социалистической действительности.

Характерной чертой поэзии Фюрнберга является неразрывная связь его любви к родной Богемии с боевым пролетарским интернационализмом. В творчестве Фюрнберга ощутимо влияние чешских поэтов и соратников С. К. Неймана, В. Незвала и И. Волькера (которых Фюрнберг переводил).

В своих поздних стихах Фюрнберг с жизнеутверждающим оптимизмом обращается к темам нарождающегося и уходящего, юности и старости.

И чтоб туман и тьма ушли с земли навеки, гори, огонь труда - сиянье естества. А вечность - это свет победный в человеке. Косарь махнет косой, а жизнь вокруг жива.