Кабаре и «Симплициссимус»

Это было свидетельством духовной близости двух литературных едино­мышленников: Краус выражал свое уважение писателю, который являлся центральной фигурой литературной оппозиции, давал значительный творче­ский импульс тенденциям, противостоящим как дилетантствующему «почвен­ничеству», так и обособленности и замкнутости в литературе. Не случайно с середины 90-х годов XIX века Ведекинд поселился в Мюнхене, так как именно баварская столица служила в этот период оплотом «сецессиона», эстетического направления, выпадавшего из рамок официального буржуазного искусства. Статья в тему: Уже Келлер (в «Зеленом Генрихе») писал о том, как Мюнхен становился «культурным центром», то есть рынком, товаром для которого служило искус­ство, этот рынок порождал как высокооплачиваемых, модных «академиков», так и «пролетариев» от искусства, то есть тех писателей и художников, которым приходилось бороться за свое существование и признание. Их звали «богемой». Богема сложилась как особая социальная группа в конце XIX века сначала во Франции, позднее в Германии. Богема не стыдилась своей бедности, подоб­но Э. Мюзаму в его «Песне о лохмотьях», выставляя эту бедность напоказ:

Мы голодранцы, нищий сброд. Буржуй не зря на нас плюет, Мы не ему чета. Мы рвань, а он одет как лорд, Мы дрянь, а он наоборот: Он в добродетельности тверд, И денег до черта. Буржуй не зря плюет на нас: У нас богатств — лишь в брюхе шнапс, Но в том-то и беда. Кто хлещет шнапс, тому как раз С хмельной башки да пьяных глаз И добродетель не указ. Вот так-то, господа.

Богема одевалась по-своему, у нее были свои городские кварталы и свои ресторанчики, свои представления о нравственности, которые обыватели назы­вали «безнравственными». И хотя все это должно было подчеркнуть полную противоположность буржуазному образу жизни, тем не менее между богемой и буржуазным обществом возникла определенная взаимосвязь: не только вза­имное презрение, но и не меньшее взаимное влечение. Всем этим обстоятель­ствам и обязано литературное кабаре своим расцветом. По примеру парижского кабаре ("Le chat noir", 1881) Эрнст фон Вольцоген (1855—1934) открыл в Берлине в 1901 году кабаре «Подмостки». В том же году в Мюнхене возникло кабаре «11 палачей», а в Берлине «Гром и дым» — первые извест­ные литературные кабаре в Германии, за которыми последовали многие другие. На сцене маленьких ресторанчиков выступали со стихами, пародиями, песенками и скетчами их авторы-исполнители. Нередко это были отклики на актуальные политические события. Однако не обновление политической поэзии стало главным вкладом кабаре в развитие литературы. Непосредствен­ный контакт со слушателями, которые находились в нескольких метрах от автора-исполнителя, непринужденная обстановка, шутка, куплет, живой диа­лог — все это служило мощным противовесом монологически-величествен­ной «позднебуржуазной» поэзии. Зачастую литературное кабаре обращалось к традиционным формам городского фольклора, балладам, уличным песенкам, пародируя их и наполняя самым злободневным содержанием. Кабаретисты были одинаково далеки как от высокопатетичных «пророков» или изъеденных внутренними сомнениями «затворников», так и от знамени­тых «звезд», профессионалов эстрады. Имена Петера Хилле (1854—1904), Юлиуса Бирбаума (1865—1910), Пауля Шеербарта (1863—1915), Эрнстафон Вольцогена остаются известными именно благодаря работе этих авторов для малой сцены. Истоки литературного кабаре тесно свя­заны с творчеством Кристиана Моргенштерна (1871—1914), особенно с его забавными «Песнями висельника», юмор и иро­ния которых таили в себе глу­бокий смысл, с его популярными стихами «Пальмштрем». Тради­ции Моргенштерна продолжил впоследствии Иоахим Рингельнац (1883—1934) в своих рез­ких и в то же время трепетных стихах о вечном мореплавателе «Куддель Даддельду» (1923), в книге «Гимнастические стихи» (1920), в «Авиаразмышлениях» (1929) и в стихах, написанных в 30-е годы.

Значительную роль в разви­тии оппозиционной буржуазной литературы сыграли журналы.

Сравнимым по своему значению с журналом «Факел» можно считать антикайзеровский жур­нал «Ди Цукунфт» (1892—1922), выпускавшийся Макси­ милианом Гарденом (1851—1927) как «обзор политической и культурной жизни». Наиболее сильным конкурентом для солидных художест­венных журналов, например «Кунстварт» или «Пан», оказался юмористический еженедельник «Симплициссимус», начавший выходить в Мюнхене с 1896 года. Особенно в первые годы своего существования «Симплициссимус» отли­чался смелыми критическими выступлениями. Журнал многократно запре­щался по соображениям политической цензуры; редакторов и авторов журна­ла подвергали судебному разбирательству, арестам. Подобно литературному кабаре, «Симплициссимус» сочетал в себе различные виды искусства. Важное место в журнале занимала карикатура, которая достигла высокого художе­ственного уровня благодаря замечательным мастерам этого жанра: Т. Т. Гейне, Э. Тёни, Б. Паулю, О. Гульбранссону, К. Арнольду. Карикатуристам приходи­лось проявлять недюжинное остроумие, чтобы, не давая повода для цензурных запретов, направлять острие сатиры против Вильгельма II и его режима, против прусского офицерства, реакционных клерикалов, крупной буржуазии. Прихо­дится, однако, отметить, что в канун первой мировой войны «Симплициссимус» начал отходить от революционно-социалистических позиций, а в 1914 году журнал и вовсе проникся духом ура-патриотизма. В литературном разделе журнала публиковались не только сатирические миниатюры и фельетоны. Здесь регулярно печатались «серьезные» прозаичес­кие фрагменты, рассказы. Таким образом, вокруг «Симплициссимуса» объеди­нялись те писатели, которые разделяли оппозиционную направленность жур­нала и вместе с тем не ограничивались публицистическими откликами на актуальные события, а ставили перед собою значительные творческие задачи. Наряду с Ведекиндом одним из наиболее типичных авторов журнала был Люд­виг Тома (1867—1921), прекрасный рассказчик, создавший яркие, исполнен­ные народного юмора картины верхнебаварской деревни; его произведения по праву заняли достойное место в истории новой литературы. В качестве редак­торов или постоянных авторов в журнале сотрудничали в разное время: Я. Вас­серман, Т. Манн и Г. Манн, а также Г. Мейринк (1868—1932), приобретший известность как автор юмористической повести «Волшебный рог немецкого обывателя» (1909) и гротескового романа «Голем» (1915).