Горький с его докладом «О советской литературе»

Всесоюзный размах советской литературы был подчеркнут Горьким в его докладе «О советской литературе». Крупнейший советский писатель, проложивший новые пути в литературе, вы­сказал ряд принципиальных творческих мыслей о важнейших об­щих проблемах литературного развития: об истоках литературы, берущей, по убеждению Горького, начало в глубинах народного творчества, о сущности буржуазной и пролетарской культуры («Смысл процесса развития культуры никогда не понимался бур­жуазией как необходимость роста всей массы человечества»)- о роли труда в развитии культуры и о теме труда как главной теме социалистической литературы, об организации литературной среды и задачах критики. С особенной силой он подчеркнул многонацио­нальный характер советской литературы, отметив, что литера­туры братских нам республик, «отличаясь от нас только языком», развиваются «под благотворным влиянием той же идеи, объединя­ющей весь раздробленный капитализмом мир трудящихся».

Самая работа съезда была организована как работа, объединя­ющая литераторов всех республик и национальностей Советского Союза. После доклада А. М. Горького и содоклада о детской ли­тературе С. Маршака, в которых были поставлены общие во­просы, съезд заслушал девять содокладов о литературах союзных республик: И. Кулика (об украинской литературе), М. Климковича (о белорусской литературе), К. Наджми (о татарской лите­ратуре), М. Торошелидзе (о грузинской литературе), Д. Симо­нина (об армянской литературе), Р. Маджиди (об узбекской ли­тературе), О. Таш-Назарова (о туркменской литературе), Г. Лахути (о таджикской литературе), М. Алекберли (об азербайджан­ской литературе), а также выступления многих писателей из на­циональных республик.

Безымянный

Докладчики из республик подчеркивали, что широкое и сво­бодное развитие национальных литератур стало возможным лишь после Великой Октябрьской социалистической революции, на основе ленинской национальной политики. Многие ораторы оста­навливались на бесправном положении «инородцев» в царской России.

Интересен факт, приведенный поэтом Лахути: «Еще юношей... я впервые встретил слово «таджик» в стихотворении Саади... За­интересовавшись значением нового для меня слова, я заглянул в словари и в одном из них нашел следующее определение: «Тад­жики— название некогда существовавшего племени...». Состави­тели словаря, отметил Г. Лахути, считали таджиков вымершим племенем. А теперь, говорил он, «Таджикистан из отсталой, заби­той царской колонии превратился в республику, строящую социа­лизм».

До революции «грамотного населения в Таджикистане было всего полпроцента, причем эти полпроцента составлялись из ду­ховенства и чиновников». «Теперь в республике около 60% гра­мотного населения. В 1933 г. там насчитывалось 4 вуза, 23 тех­никума, 15 совпартшкол, 9 школ ФЗУ, 129 различных курсов и т. д.».

Г. Лахути сопоставил ассигнования на народное образввание в Афганистане и Персии, с одной стороны, и в Таджикской ССР — с другой. В Афганистане эти расходы составляли в 1931 г. всего 2% бюджета, в Персии — 6%, а в Советском Таджикиста­не— 30% бюджета, или, иными словами, 25 миллионов рублей, г. е. столько, сколько составляет весь бюджет Афганистана, где населения значительно больше, чем в Таджикской ССР.

Отмечая рост культуры и литературы в Советском Союзе, все ораторы останавливались на том культурном и литературном на­следии, которое молодая советская литература призвана освоить и развить. Глубокое уважение к культуре прошлого звучало в серь­езном анализе традиций, унаследованных писателями Советского Союза от Шота Руставели и Тараса Шевченко, Хачатура Або- вяна и Д. Гурамишвили, Низами и Саади, Ахундова и Омара Хайяма, Микаэля Налбандяна и Ак. Церетели, Г. Сундукяна и Тукая, Ованеса Туманяна и Фирдоуси и других выдающихся писателей прошлого. Большое внимание было уделено народному творчеству, послужившему плодотворным источником развития на­циональных литератур.

Говоря о национальных истоках и национальных особенностях каждой литературы, ораторы подчеркивали плодотворные связи между различными литературами, и в частности связи с прогрес­сивной русской литературой прошлого и с современной русской литературой. Широко отмечалось, в частности, влияние Горького и как художника, и как автора многих статей по вопросам литера­туры и литературной учебы. Ставился вопрос о развитии пере­водческой работы — важнейшего средства сближения и взаимного обогащения всех литератур Советского Союза. Серьезной критике были подвергнуты националистические тенденции, противоречащие ленинским принципам дружбы народов, принципам интернациона­лизма.

В докладах и выступлениях были широко освещены успехи современной литературы во всех республиках. Отмечалось, что многие писатели, начавшие свою деятельность до революции и испытавшие серьезные идейные колебания, за последние годы решительно обратились к современным проблемам, по-новому осмыс­лили задачи своего творчества, восприняли марксистско-ленинские идеи и создали ценные произведения. Отмечался и рост молодых творческих сил, пришедших в литературу после революции.

Все без исключения участники съезда считали, что создание единой творческой писательской организации уже за два года, прошедших со времени ликвидации РАПП, оказало плодотвор­ное влияние на литературно-общественную жизнь и издательскую практику.