Достижение глубокой связи детской и юношеской литературы с современностью

Развитие социалистической действительности, естественно, от­разилось и в работе над созданием книг для детей.

Коммунистическая партия и широкие круги литературной и педагогической общественности, добиваясь глубокой связи детской и юношеской литературы с современностью, определили основные направления работы над детской книгой, диктуемые самой жизнью. Проблема развития детской и юношеской литературы нашла свое отражение в постановлениях ЦК ВКП(б) об издательстве «Моло­дая гвардия» (1931), о работе пионерской организации (1932) и о создании специального издательства детской литературы (1933), перед которым партия выдвинула задачу сочетать в книге для де­тей «увлекательность и доступность изложения с принципиальной выдержанностью и высоким идейным уровнем...».

«Природе ребенка свойственно стремление к яркому, необычай­ному,— писал А. М. Горький. — Необычайным и ярким у нас в Союзе является то новое, что создает революционная энергия ра­бочего класса. Вот на этом необходимо закреплять внимание детей, это должно быть главнейшим материалом их социального воспи­тания».

Решение ЦК ВКП(б) о перестройке литературно-художествен­ных организаций-(1932) имело большое значение и для развития детской литературы, для борьбы с вульгарным социологизмом и схематизмом в детской книге, для создания нормальных условий всем писателям, успешно работавшим в детской литературе.

Безымянный

Первая Всероссийская конференция по детской литературе (1931) и дискуссия в связи со статьями А. М. Горького о сказках и фантастике и его выступлениями в защиту языка художествен­ных произведений от словесного мусора, псевдоноваторства и на­турализма помогли преодолеть левацкие рапповские взгляды на важнейшие для детской книги проблемы.

А.        М. Горький принимал в эти годы особенно активное участие в создании детской книги. В своих статьях («Человек, уши кото­рого заткнуты ватой», 1930; «О безответственных людях и о дет­ской книге наших дней», 1930; «Литературу — детям», 1933; «О сказках», 1935, и др.) он подчеркивал социальное значение развития творческой фантазии у подрастающего поколения, ука­зывал на первостепенную роль вымысла в художественном творче­стве, освещал вопросы теории советской детской литературы. Пе­ред созданным по его инициативе издательством детской литера­туры в этих статьях были поставлены важные задачи и намечены широкие планы.

Указывая пути и методы постепенного формирования марксист­ско-ленинского материалистического мировоззрения у подрастаю­щего поколения, Горький разъяснял принципы социалистического реализма в детской и юношеской книге. Тематические планы, намеченные А. М. Горьким, отвечали проводимой в те годы партией решительной перестройке школы и ее освобождению от пе­дологических извращений.

Большое значение для работников детской литературы имели выступления Н. К. Крупской, статьи которой выражали требова­ния социалистической педагогики к детской книге для разных воз­растов.

В тридцатых годах расширился круг писателей, работавших над созданием детской литературы. На ее общем художественном уровне сказались написанные или переработанные авторами для детей и юношества произведения крупнейших художников слова — А. Толстого, М. Пришвина, В. Катаева, В. Каверина, К. Паустов­ского, А. Новикова-Прибоя, Ю. Олеши и некоторых других. По прежнему плодотворно работали над книгой для детей, стано­вясь известными советскими писателями, С. Маршак, А. Гайдар, К. Чуковский, М. Ильин, Б. Житков, С. Григорьев, А. Кожевни­ков, В. Бианки, А. Барто. Видное место в детской лите­ратуре этих лет заняла талантливая молодежь: С. Михалков, О. Перовская, Е. Благинина, 3. Александрова, О. Берггольц и другие.

Значительно расширился и круг жизненных явлений, отражен­ных в детской книге. Героические события исторического прош­лого России и революционной борьбы ее народов, гражданская война и социалистическая стройка, классовая борьба в городе и деревне, жизнь советских детей в столице и на далеких окраинах страны — все это в той или иной мере находило теперь образное отражение на страницах детской и юношеской литературы.

Тема социалистического строительства занимала в ней все большее место, вызывая к жизни новые жанры, новые образы, но­вые художественные конфликты. В детской и юношеской книге вы­рабатывались новые формы изображения революционной действи­тельности, рассчитанные на детей различных возрастов. Используя романтические и сказочные мотивы, ряд писателей работал над но­вой советской сказкой, над балладой, повестью и даже романом- сказкой (Ю. Олеша «Три толстяка»). Отличаясь одно от дру­гого идейной глубиной и художественным своеобразием, эти произ­ведения были проникнуты духом подлинной человечности, борьбы за социальную справедливость, идеями советского патриотизма и интернационализма (А. Гайдар «Сказка о военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове», В. Катаев «Цветик-семи­цветик», Л. Кассиль «Сказка об Алешке-Рязань и дядьке Бело- море» и др.).

Настоящим вкладом в детскую литературу явилась полная дви­жения, веселого озорства и юмора, душевной теплоты сказочная повесть А. Толстого «Золотой ключик или приключения Бура- тино» (1936). Автор по-своему пересказал известную итальянскую детскую книжку К. Коллоди («Пиноккио»). Переработав ее сюжет и построив его на борьбе ожившей деревянной куклы Буратино с грубияном и насильником Карабасом-Барабасом, художник в сущ­ности создал новую детскую повесть, сказочный герой которой, веселый, храбрый и изобретательный, выступает как борец за правду, защитник слабых и угнетенных.

Безымянный2

Быстро вошла в круг любимого детского чтения «Малахитовая шкатулка» (1929) П. Бажова, впервые собравшего многочислен­ные народные легенды и сказания, бытовавшие среди рабочего люда на Урале, и мастерски положившего их в основу своей та­лантливой книги.

В эти годы появились первые советские фантастические и при­ключенческие повести А. Толстого («Аэлита», «Гиперболоид инже­нера Гарина» — в авторской обработке для подростков), академика

В. Обручева («Земля Санникова», «Плутония»), молодых писате­лей Г. Адамова («Тайна двух океанов»), В. Беляева («Старая крепость») и других.

По совету А. М. Горького к работе над детской и юношеской книгой были привлечены ученые, путешественники, инженеры, зверобои, умелые и «бывалые» люди, творческий и жизненный опыт которых счастливо сочетался с пониманием запросов юного читателя и живостью изложения.

Тема социалистической современности находила теперь свое выражение и в поэзии для маленьких детей (С. Маршак «Война с Днепром», «Доска соревнования», «Мачты и крылья», Е. Тараховская «Лестница-чудесница» и др.) и в очерках, рассказах и по­вестях для подростков и юношества.

Одним из характерных явлений этих лет явилось развитие ив детской литературе художественного очерка различных видов. Выше уже упоминались повести-очерки К. Паустовского, отразив­шие впечатления, почерпнутые во время его многочисленных поез­док по стране.

К. Паустовского захватила героическая романтика социалисти­ческой стройки; его книги, написанные для подростков, заняли видное место в советской литературе. В них отразились новые че­ловеческие отношения, отвага и самоотверженность покорителей стихийных сил природы, дела большевиков, увлекавших за собой народные массы.

В жанре увлекательного очерка-рассказа выступил в эти годы ряд молодых писателей:   М. Лоскутов «Тринадцатый кара­ван»— о покорении пустыни, К. Золотовский «Подводные ма­стера» — о каждодневном героизме водолазов, Л. Кассиль «Льдцна-холодина» — о спасении челюскинцев, «Лодка-вездеходка», «Вкусная фабрика» и др.

Большим событием в литературе для детей и юношества явился «Рассказ о великом плане» М. Ильина, о котором было уже ска­зано раньше, талантливая книга, представляющая собой опыт ху­дожественно-публицистического очерка для подростков.

Таким же удачным опытом в этом жанре была и другая кни­га М. Ильина «Горы и люди» (1934), где автор в искусном по­вествовании связывает разнообразные сведения из геологии, гео­графии, экономики, техники с развернувшимся социалистическим строительством, создавая художественную книгу о науке и тех­нике.

В предисловии к этой книге М. Горький писал, что она расска­зывает, как «коллективная энергия планомерно и непрерывно вно­сит в стихийную игру сил природы разумное начало, равно полез­ное всем людям, а не какой-либо одной группе узурпаторов фи­зической силы и разума трудящегося народа».

В ряду повестей, появление которых было обусловлено разви­тием социалистической действительности, заметное место заняла повесть А. Гайдара «Школа» (1930). В ее основе лежит автобио­графический очерк молодого писателя «Обыкновенная биография», название которого автор сохранил для первого издания своей повести.

Своей автобиографической основой, этической проблематикой и живым образом юного героя повесть «Школа» близка роману «Как закалялась сталь»; над которым в то время героически рабо­тал Н. Островский. В повести Гайдара, построенной на стреми­тельно развивающемся сюжете, в центре внимания писателя был внутренний мир подростка, быстро созревающего в годы острой революционной борьбы. Борис, герой повести, в характере и биографии которого проступают типические черты первого поко­ления комсомола, проходит через суровые испытания, чтоб завое­вать себе право быть настоящим солдатом революционной армии. Острый, жизненно правдивый конфликт, отраженный в повести, дает возможность глубоко раскрыть характер героя. Мальчише­ская безрассудная храбрость и недисциплинированность, в резуль­тате которой гибнет товарищ, сменяется чувством ответственности, осознанием своего долга, готовностью отдать свою жизнь не за славу храбреца, а за освобождение Родины от белых. Живой, овеянный революционной романтикой образ Бориса, подростка с прекрасными человеческими качествами, школа мужества и верности, которую проходит он на фронте, характерность и вместе с тем естественная простота языка, человеческая теплота повествования, в котором чувствуется зоркий глаз художника и глубоко пережи­тая правда, сделали книгу А. Гайдара одной из самых любимых наших детских книг.

Вслед за «Школой» вышла повесть А. Гайдара «Дальние стра­ны» (1932), в которой молодой автор с присущим ему даром вести с детьми прямой, волнующий разговор о самых важных вопросах современности показал романтическую мечту советского подростка. На этот раз действие повести развертывается на глухом железно­дорожном разъезде.

В мечтах двух мальчиков, с завистью провожающих мчащиеся мимо «в дальние страны» поезда и самолеты, и в их жизни, проте­кающей в обстановке большой стройки и борьбы за организацию колхоза, А. Гайдар искусно передал романтику социалистического созидания, захватывающую и взрослых и маленьких.

Классовую борьбу, бурное колхозное строительство и измене­ния в жизни и сознании крестьянства стремились показать и дру­гие повести, рассказы, поэмы этих лет (Р. Фраерман «Вторая весна», Г. Замчалов «Великан» и др.). Драматизм и остроту клас­совой борьбы в деревне вокруг организации колхоза показал с большой силой А. Яковлев в повести «Пионер Павел Морозов» (1936).

В детской литературе 30-х годов нашли отражение социалисти­ческие преобразования Дальнего Востока и Крайнего Севера. А. Кожевников написал повесть «Тансык» (1932) о молодом ка- захе-кочевнике, растущем на грандиозной стройке Турксиба. О преображении советского человека в социалистическом коллек­тиве, о могучей дружбе народов говорили юному читателю детские образы повестей Р. Фраермана «Никичен», Н. Никитич «Кибитка- школа», Т. Семушкина «Чукотка».

В книгах для детей и юношества отразилась и борьба против чуждых советским людям буржуазных отношений. Смешной и жалкий образ американского миллионера, нарисованный С. Мар­шаком в балладе «Мистер Твистер», противопоставлен образам ря­довых советских людей. Этой балладой, полюбившейся и детям и взрослым, поэт начинал свою сатирическую работу, широко раз­вернувшуюся в последующие годы.

А. Барто в ряде сатирических портретов-фельетонов, высмеи­вающих себялюбие, жадность, хвастовство, всезнайство, грубость со старшими (сборники «Мальчик наоборот», 1933, и «Снегирь», 1939), вела борьбу против дурных черт и пережитков прошлого, влияющих на сознание советского ребенка.

В эти годы все чаще стали выходить в специальных изданиях для юного читателя лучшие произведения советской литературы, особенно исторические и историко-революционные. В сокращенных изданиях вышли «Чапаев» и «Мятеж» Д. Фурманова и перерабо­танные для юного читателя главы из повестей А. Фадеева («Амгуньский полк», «Метелица») и его рассказ «Как убили Сергея Лазо»; сокращенные редакции романов «Петр I» А. Толстого и «Цусима» А. Новикова-Прибоя. С другой стороны, признание взрослого читателя завоевали книги, написанные для юношества, как, например, «Салават Юлаев» С. Злобина и «Повесть о Болот­никове» Г. Шторма.

Безымянный3

Вопросы детской литературы заняли достойное место в рабо­тах I Всесоюзного съезда писателей. С содокладом «О большой ли­тературе для маленьких» выступил С. Маршак. Он подчеркнул место книги для детей в литературном процессе, убедительно по­казал принципиально новый ее характер и значение героической романтики в деле воспитания подрастающего поколения. Отметив достижения советской детской литературы, С. Маршак вместе с тем указал на значительное ее отставание от больших задач, вы­двигаемых современностью.

«Рост нового человека особенно ярко заметен на детях, а они совершенно вне круга внимания литературы...» — говорил А. М. Горький на съезде. С. Маршак, развивая эту горьковскую мысль, отметил, что «дети для нас не предмет утомительных забот и невинных семейных радостей. Это — люди, которым предстоит много сделать и которых надо хорошо подготовить».

Безымянный4

Создание большой литературы для маленького читателя стано­вилось ответственной задачей советских писателей. В этом было основное значение съезда для развития советской детской литера­туры.

Дальнейшему подъему детской литературы способствовало спе­циальное совещание, проведенное ЦК ВКП(б) в 1936 г., в кото­ром приняли участие руководители партии, видные советские писатели, педагоги, работники пионерского движения.

На решении вопросов детской литературы сосредоточил усилия и Ленинский комсомол, которому в эти годы было передано непо­средственное руководство изданием книг для детей и юношества, в частности руководство созданием специальной массовой школьной библиотеки, включающей произведения русской и мировой клас­сики, а также лучшие произведения советских писателей. Роман Н. Островского «Как закалялась сталь», в котором героическая тема гражданской войны смыкалась с героикой социалистической стройки, сразу стал любимейшей книгой юного читателя. Быстро вошла в круг детского чтения и «Педагогическая поэма» А. Ма­каренко.

Преображение советской Родины и новые человеческие отно­шения, сложившиеся в социалистическом обществе, новое жизне­ощущение детей, радостно воспринимающих свое счастливое детство, нашли отражение и в поэзии и в прозе. В светлые жизне­утверждающие тона ркрашены лирические зарисовки советской детворы у С. Маршака в его маленькой поэме «Хороший день», в стихах «1-е сентября», «Друзья-товарищи» (сборник «Веселый день», 1939). Он рисует нового положительного героя — советского молодого человека, спасшего ребенка из горящего дома и поже­лавшего остаться неизвестным («Рассказ о неизвестном герое», 1938). То же радостное жизнеощущение, любовь к маленькому, растущему человеку пронизывает образы поэм и лирических стихов С. Михалкова (сб. «Кораблики», поэма «Дядя Степа»).

Безымянный5

Глубоко поэтична автобиографическая повесть А. Толстого «Детство Никиты», опубликованная в 1922 г. и впервые изданная для детей в 1936 г. Новая повесть В. Катаева «Белеет парус оди­нокий» (1936), этот, по определению А. Толстого, «прелестный ро­ман из детской жизни», впервые опубликованный на страницах журнала «Красная новь», пополнил галерею дорогих детям героев образами Пети и Гаврика.

Пленительным лиризмом проникнуты и образы Чука и Гека, маленьких героев одноименной повести А. Гайдара (1939), впервые опубликованной в том же журнале. Его же «Голубая чашка» воспринимается как задушевный рассказ о жизни совет­ской семьи.

С большой художественной правдой воспроизводя острый жиз­ненный конфликт, рисовал А. Гайдар на страницах повести «Судь­ба барабанщика» (1939) и образ советского мальчугана и образы большевиков: Сергея Щербачева, Грачковского, Половцева — силь­ных, волевых и справедливых людей, движимых любовью и отцов­ской заботой о ребенке, попавшем в беду.

Наибольшей творческой удачей Гайдара и всей детской литера­туры был образ Тимура в повести «Тимур и его команда» (1940); ставший по своей действенности, силе примера и увлекательности в один ряд с Павлом Корчагиным. Строя сюжет на событиях каж­додневной жизни, на игре, которую дети, герои повести, окружают романтической тайной, А. Гайдар создает типические образы де­тей с присущими им увлечениями. Отношения в семье Тимура, сама игра «Тимуровской команды» и ее борьба с мальчишкой Ква­киным и его хулиганствующей шайкой раскрывали новые характер­ные черты маленького советского человека, подростка с большим сердцем и высокими моральными представлениями. Герои А. Гай­дара исполнены настоящей любви к людям, к Красной Армии — защитнице родной страны. В этой повести и в повести «Военная тайна» (1935) А. Гайдар умело вводит в детскую книгу оборонную тему, все отчетливее звучавшую в советской литературе конца десятилетия. С неотразимой убедительностью молодой писатель раскрывал увлекательный героизм и поэтическую красоту будничных пионерских дел, развивал в детях чувство патриотизма и готовил их к военным испытаниям. Образ Тимура — прямого, ре­шительного, правдивого мальчугана, умелого организатора и заво­дилы— стал примером для многих тысяч советских детей’ вызвав позже, в годы Великой Отечественной войны, патриотическое ти­муровское движение.

Большое воспитательное значение имела и библиотека биогра­фических книг, воссоздающих жизнь Ленина, выдающихся людей партии: «Рассказы о Ленине» А. Кононова, «Володя Ульянов» Н. Веретенникова, повесть о детстве и юности С. М. Кирова — «Мальчик из Уржума» А. Голубевой, повесть о жизни больше- вика-революционера Н. Э. Баумана — «Грач — птица весенняя» С. Мстиславского и др.

На страницах детской литературы складывался волевой образ коммуниста — героя нашего времени. Он становился тем ближе де­тям, что во многих книгах он изображался в становлении харак­тера, закалявшимся в борьбе за народное счастье, с чертами, на­мечавшимися еще в детстве и юности.

Безымянный6

Биографическая библиотека знакомила детей с лучшими пред­ставителями русского народа: великими учеными («Иван Петрович Павлов» А. Югова), военачальниками («Суворов» С. Григорьева), писателями («Максим Горький», «Чехов» А. Роскина), художни­ками («Исаак Левитан», «Орест Кипренский» К. Паустовского) и др.

Особенностью литературы этих лет явилась широко развер­нувшаяся после съезда писателей работа по ознакомлению детей с произведениями писателей братских народов, по собиранию, ху­дожественному переводу и обработке поэтического творчества на­родов СССР («Русские сказки» А. Толстого, «Сказки народов Севера», «Казахские сказки», «Давид Сасунский» О. Туманяна, «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели в обработке для де­тей и др.).

Переводы на языки братских народов лучших произведений русской литературы и встречные переводы на русский язык детских книг украинских, белорусских, грузинских, армянских, узбекских, еврейских и других писателей воспитывали в детях и подростках горячее чувство «семьи единой», сыгравшее огромную роль в Ве­ликой Отечественной войне.