Авангардистский театр

«В первые годы после войны и революции театр в Германии переживал большой подъем», - писал Брехт, оглядываясь назад. «Были преодолены импрессионизм начала века, экспрессионизм 20-х годов... Театр уже мог назвать... управляющие человеком «тайные» силы и показать, что «тайное» всего лишь скрыто. Среда, экономика, судьба, война были той человеческой практикой, которую людям надлежало изменить...». Нечто подобное высказывал и Фридрих Вольф. Он прославлял «необыкновенное многообразие, маневренность, мобильность немецкой сцены в условиях неустойчивого фронта, значительную ее активизацию и насыщение политической тематикой - черты во многом исключительные».

В этот расцвет немецкого театра внесли свой вклад драматурги трех поколений. Различие творческих концепций и пьес обусловило характер дискуссий и конкуренции. С пьесами «Доротея Ангерман» (1926) и «Перед заходом солнца» (1932), в которой раскрыта трагедия немолодого буржуазного интеллектуала, оказавшегося жертвой корысти своей семьи, выступил Герхарт Гауптман, старый властелин немецкой сцены. С критикой современности предстал Бруно Франк в комедии «Буря в стакане воды» (1930); те же мотивы звучат и в развлекательных пьесах Курта Гёца (1888-1960), например «Доктор медицины Хиоб Преториус» (1932).

Новый тип популярной народной пьесы удалось создать Эдёну фон Хорвату, одному из одареннейших молодых драматургов.

Эдён фон Хорват (1901-1938), сын австро-венгерского дипломата, со времен первой мировой войны жил в Германии. В тридцатисемилетнем возрасте в Париже, в эмиграции, его жизнь трагически оборвалась: на него свалилось обломившееся дерево. Свои драматические произведения «Итальянская ночь» (1930), «Истории Венского леса» (1930) и «Казимир и Каролина» (1931) Хорват назвал «народными пьесами». В них он показывает будничное существование людей; персонажи пьес Хорвата говорят на диалекте. Однако в его произведениях мы не встречаем ни натуралистической верности деталям, ни изображения мещанского уюта. Манера речи его героев приоткрывает образ их мышления, а образ мышления выявляет их социальное положение.

В пьесе «Итальянская ночь», где во время совместного торжества произошла схватка членов республиканского Союза защиты и фашиствующих молодчиков, в первых же репликах персонажей видны их определенные политические позиции; их манера говорить разоблачает бессилие одних и опасную враждебность других. В пьесе «Казимир и Каролина» в разговоре героев обнаруживается их языковая беспомощность. Так, октябрьской ночью, во время праздника, рушится любовь молоденькой служащей и безработного шофера, потому что девушка не может отказаться от своей мечты встретить человека из «лучшего круга». Это языковое клише, которое она употребляет по своей наивности, свидетельствует о ее банальных представлениях о жизни.

Хорват как сатирик не хотел быть превратно понятым. Его целью было, «срывая маску с сознания» своих персонажей, направить их внимание на силу обстоятельств, на социально-исторические основы, порождающие ложное сознание. «На мой взгляд, в народных пьесах Хорвата... нет ни одной фразы, не преисполненной сочувствия, любви автора к своим героям» 104, - говорил Франц Ксавер Крёц, талант которого сформировался под влиянием Хорвата и Марии Луизы Фляйсер (1901-1974, автора пьес «Чистилище в Ингольштадте», 1926; «Пионеры в Ингольштадте», 1929), работавшей в сходной творческой манере.

Оригинальные драматические работы Хорвата отвечали энергично выдвигаемому в 20-е годы требованию создавать для театра - отныне уже не храма искусства, а форума для публичного обсуждения общественных проблем - «пьесы на злобу дня». «Пламя времени» «разгорелось» на сцене: публицистический тип драмы соответствовал актуальному, оперативному материалу, раскрывал социальную несправедливость и вызывал дискуссии политического характера. Значителен вклад в развивающееся в этом направлении театральное искусство Фердинанда Брукнера (1891-1958, пьесы «Преступники», 1928, и «Расы», 1933), а также Ханса Йозе Рефиша (1891-1960, драма «Дело Дрейфуса», 1929), Петера Мартина Лампеля (1894-1965, пьесы «Бунт в воспитательном доме», 1928, и «Ядовитый газ над Берлином», 1929) и Карла Цукмайера (1896-1977, комедия «Капитан из Кёпеника», 1931).

Немецкий театр приобрел международное звучание не только благодаря писателям, в его распоряжении находилась большая группа блестящих актеров, которые к тому времени приобрели мировую известность, снимаясь в кино. Далеко не последнюю роль в это время играли такие выдающиеся режиссеры, как Леопольд Иеснер, Карлхайнц Мартин, Эрих Энгель, Хайнц Гильперт и Эрвин Пискатор, театральные эксперименты которого у одних вызывали восхищение, у других - крайнее неприятие.

Культурные организации КПГ (выборочно).

В 1930 году существовало 150 групп агитпропа, однако сведения имелись лишь о 70 группах, из которых 50 процентов относилось к КПГ, 40 процентов входило в Союз молодежи, остальные 10 - в разные организации (например, в Спортивный союз и Театральный союз). Их члены (преимущественно рабочие) в течение года выступали на 50-100 торжественных мероприятиях. Около 60 процентов из них писали тексты сами. Все должны были заботиться о костюмах, реквизите, да они нередко и существовали на собственные средства. 25 процентов этих самодеятельных коллективов в 1930 году подверглось запретам, арестам и прочим полицейским преследованиям.

«Красный рупор» ("Das rote Sprachrohr"), «Серые блузы» ("Graue Blusen"), «Еретик» ("Ketzer"), «Рабочая труппа Нойкёльна» ("Arbeitertrup-pe Neukölln"), «Левый разворот» ("Kurve links"), «Красные блузы» ("Rote Blusen"), «Левая колонна» ("Kolonne links"), «Красный молот» ("Roter Hammer"), «Красный Веддинг» ("Roter Wedding"), «Штурмовой отряд» ("Sturmtrupp"), «Тревога» ("Alarm")

«Норд-вест принимается за дело» ("Nordwest ran") «Черные блузы» ("Schwarze Kittel")

«Театральный ансамбль "Юго-запад"» (Spieltruppe "Südwest") «Красные кузнецы» ("Rote Schmiede") «Заклепщик» ("Nieter") «Влево» ("Links ran") «Синие блузы» ("Blaue Blusen") «Красные косы» ("Rote Sensen") «Пролеткульт» ("Proletkult")

«Рабочая иллюстрированная газета» ("Arbeiter-Illustrierte-Zeitung", AIZ), «Уленшпигель» ("Eulenspiegel"), «Путь женщины» ("Der Weg der Frau"), «Иллюстрированный новый мир» ("Illustrierte Neue Welt"), «Иллюстрированная красная почта» ("Illustrierte Rote Post"), «Рабочая литература» ("Arbeiterliteratur"), «Пролетарский ребенок» ("Das pro-letarische Kind"), «Молодой товарищ» ("Der junge Genosse"), «Дубинка» ("Der Knüppel").

Издательство «Франке» ("Frankes-Verlag"), «Объединение международных издательств» ("Vereinigung internationaler Verlagsanstalten"), позднее: «Международное рабочее издательство» ("Internationaler Arbeiter-verlag"), издательство «Агис» ("Agis-Verlag"), «Издательство по вопросам литературы и политики» ("Verlag für Literatur und Politik"), издательство «Малик» ("Malik-Verlag")

Книжное объединение «Универсальная библиотека для всех» ("Univer-sumbücherei für Alle")

.