Актуальность стихов Альберти

Злободневность и актуальность стихов Альберти не лишает их силы широкого обобщения. Величие борьбы народа, вставшего на защиту правого дела,— такова центральная тема стихотворений, посвященных защитникам Мадрида и Каталонии, всей Испании. Он нередко рисует трагические картины разрушений, принесенных войной, гибель тысяч людей, но даже рассказывая о павших, Альберти подчеркивает идею непобедимости народа, и это наполняет его поэзию революционным оптимизмом. "Вы — вовеки живые" — обращается поэт к воинам, павшим в боях за республику (стихотворение "Вы не погибли" — Vosotros no caisteis). Воспевая подвиг народа, Альберти славит его борцов-коммунистов, бойцов Интернациональных бригад. Таковы его стихотворения "Я из Пятого полка" (jSoy del 5-to Regimiento!), "Интернациональным бригадам" (A las Brigadas Internacio-nales), стихи, посвященные известным полководцам республики, и др.

Характерно, что подобно большинству других поэтов-республиканцев Альберти в эти годы часто обращается к жанру народного романса как форме, которая ему кажется наиболее адекватной боевому содержанию стихов. Это не было механическим использованием традиционных форм народной испанской поэзии. Поэт не только наполняет эту форму новым содержанием, но и обогащает ее, свободно варьируя метрику, насыщая стихотворение смелой образностью, часто прибегая к сложным ассоциациям, игре на многозначности слова и т. д. Особенно ярко это обнаруживается в сатирических романсах, самый жанр которых, почти неведомый фольклорному романсу, введен им в современную испанскую поэзию. Наибольшей известностью среди бойцов республики пользовались такие сатирические романсы, как "Радио Севильи" (Radio Sevilla), "Последний герцог Альба" (El ultimo duque de Alba), "Последняя воля герцога Альбы" (La ultima voluntad del duque de Alba). Обличая в первом из них "завоевателя" Севильи, вечно пьяного генерала Кейпо де Льяно, а в двух последних — одного из представителей испанской аристократии, поэт рисует обобщенные портреты врагов республики, их моральное ничтожество, физическое вырождение и политическую несостоятельность и приводит читателя к выводу об обреченности не только этих "столпов" франкизма, но и всего франкистского режима.

Однако уже в последний период войны в поэзию Р. Альберти начали проникать пессимистические нотки. Поражение Испанской республики поэт воспринял как непоправимую катастрофу. Несколько лет он прожил изгнанником в Париже, а затем, в годы второй мировой войны, эмигрировал в Аргентину. "Я — Рафаэль Альберти, я вышел в открытый мир, я без родины, я с народом,— писал он позднее об этом этапе своей жизни.— Горько, горько и тяжко в африканских и французских лагерях. Горько до слез, что европейские демократии предали гордую Испанию, не пожелавшую жить на коленях. Горько уходить все дальше от оставшегося в неволе, пронзенного болью сердца. Многое, многое горько. Тяготы, боль, тоска". Эти настроения надломленности, даже безысходности часто прорываются на страницы первых сборников, опубликованных поэтом в изгнании,— "Между гвоздикой и шпагой" (Entre clavel у espada, 1940), "Прибой" (Pleamar, 1944) и др.

Лишь победоносное завершение Великой Отечественной войны России и развернувшееся в послевоенные годы движение сторонников мира помогли поэту выйти из этого кризиса. В конце 40-х годов Альберти возвращается к активной общественной деятельности, участвует в движении сторонников мира, становится одним из лидеров испанской антифашистской эмиграции.

Первое свидетельство преодоления поэтом тяжелого кризиса — сборник "Коплы Хуана Пекаря" (Coplas dc Juan Panadero, 1949; с дополнениями— 1953 г.). В предисловии к нему Альберти приписывал публикуемые стихотворения некоему народному поэту, скрывающемуся якобы под псевдонимом Хуана Пекаря. Конечно, авторство Альберти ни у кого не вызывало сомнений, но появление этого "двойника" поэта было оправдано. Обращение к народу он пожелал облечь в народную же форму и вложить его в уста народного поэта. Цель была достигнута: в сборнике подлинная народность сочетается с высокой поэтической культурой профессионального поэта.

Последующие годы — это годы активной общественной деятельности испанского поэта-изгнанника. Рафаэль Альберти — член Всемирного Совета мира, неизменный участник всех конгрессов сторонников мира. За большой вклад в борьбу народов за мир в 1965 г. Альберти был удостоен высокой награды — Международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами".

В эти же годы им опубликован почти десяток поэтических книг. Среди них сборники "К живописи" (А 1а pintura, 1945—1967), "Возвращение живого прошлого" (Re-tornos de lo vivo lejano, 1948 — 1956), "Баллады и песни реки Парана" (Baladas у canciones del rio Parana, 1953 — 1954), "Весна народов" (La primavera de los pueblos, 1956—1957), "Стихи с посвящением" (Poemas con nombre, 1965—1966) и другие, а также пьесы, великолепная книга воспоминаний, текст кантаты для хора с оркестром и многое другое.

Все эти книги — очень разные: Альберти вообще принадлежит к числу поэтов, которые в каждом своем произведении как бы заново открывают для себя мир, и каждый раз они не только обнаруживают какие-то еще не замеченные никем грани реальности, но и находят свежие, неожиданные ракурсы и приемы изображения. Поэтическое мастерство Альберти достигло поры зрелости.

Это проявляется прежде всего в расширении поэтических горизонтов художника. Конечно, по-прежнему в центре лирических раздумий поэта — родина. Трагедия Испании иногда заслоняла, но никогда не заглушала личной беды поэта; горек хлеб чужбины (Альберти вернулся в Испанию лишь в конце 1975 г., пробыв в изгнании более 36 лет). Отсюда — постоянное возвращение памяти к прошлому, вечно живому ("Возвращение живого прошлого"); отсюда же и характерные для послевоенной поэзии Альберти частые обращения к многочисленным друзьям и соратникам ("Стихи с посвящением"). Та же настроенность продиктовала ему слова благодарности и восхищения подвигом советского народа, народов Европы, сбросивших фашистское иго ("Весна народов"), слова признательности и любви, адресованные братьям по крови, — латиноамериканцам, давшим приют поэту и его соотечественникам.

Через многие послевоенные циклы стихов проходит тема искусства ("К живописи", "Сценические стихи" и др.). Эта тема, давно волновавшая Альберти, здесь получает особый смысл: во-первых, потому, что отгремевшая война показала, какую угрозу тысячелетней культуре нес с собой фашизм, а во-вторых, и потому, что Альберти ощущает органическую потребность осмыслить свой собственный поэтический микрокосм как часть всечеловеческого макрокосма, как каплю, в которой отражается океан.

И наконец, по-новому зазвучала интимная лирика поэта. Быть может, нигде не было столь очевидным движение поэзии Альберти к высотам мастерства, как в любовной лирике. Тончайший, изысканнейший певец любви, каким начинал свой путь в искусстве андалузский поэт, теперь в пору творческой зрелости возвращается к тем же темам, возвращается обогащенный не только жизненным опытом, но и умением воплотить свои чувства в предельно точных, ярких и лаконичных поэтических образах.

Один из крупнейших поэтов современности, Рафаэль Альберти своим творчеством сделал заметный вклад в искусство социалистического реализма, поставленное на службу миру и прогрессу.